В задачу настоящей работы не входит освещение тех случаев, когда недоразвитие функции речи обусловлено снижением слуха ребенка или его общей психической отсталостью или когда речь задерживается в своем развитии в силу несвоевременного созревания определенных систем, играющих роль в ее становлении.

При оценке невротических состояний у детей привлекает к себе внимание лишь один вид задержки развития речи, а именно задержка формирования речи, в генезе которой немаловажное значение имеют неблагоприятные условия развития ребенка. Известно, что аф-фективность играет большую роль в развитии речи [Н. М. Щелованов, Л. Коппель (L. Сорреі) и др.]. Ребенок адресует свои первые слова близким, и если его взаимоотношения с ними нарушаются, то нередко на-

ступают и нарушения в формировании речи. Если дети проводят все время без детского коллектива, в узком семейном кругу, то часто они вырастают нелюдимыми, недостаточно контактными, чуждаются посторонних людей. Это может также повлечь за собой недостаточное развитие речи в силу малого использования ее как средства социального контакта.

Дети с задержкой в формировании речи при наличии хорошего интеллекта иногда недостаточно дифференцируют отдельные фонемы и нередко надолго сохраняют детский лепет.

Переходим к описанию встречающегося (нечасто) в детском возрасте «нервного» мутизма. Трамер (Tramer) употребляет это название при отсутствии речи, обусловленном воздействием психического фактора при неврозах и при шизофрении и пишет о полном и элективном мутизме (избирательное речевое общение). Арнольд (Arnold) ограничивается применением этого термина только к случаям невротической потери речи. Вебер (Weber) различает реактивно возникший мутизм (под влиянием острой травмы) и мутизм в результате длительно травмирующей ситуации.

На основании литературы и собственных 5 случаев Кучера-Мудр (Kucera-Mudr) считает, что элективный мутизм не является психопатологически единым заболеванием — это симптом различных патологических механизмов. Одно несомненно, что это невротический механизм, в основе которого лежит конфликт с требованиями окружающей среды. Автор различает три следующих варианта элективного мутизма.

а)    Элективный мутизм как примитивная защитная реакция ребенка, принадлежащего к тормозному типу, часто с интеллектом ниже средней нормы. Сюда относится большинство детей, страдающих мутизмом.

б)    Переходная стадия к выздоровлению от полного мутизма, возникшего как истерический механизм у детей, не принадлежащих к тормозному типу.

в)      Элективный мутизм как психоневротический симптом, являющийся частным случаем истерии страха, т. е. фобическим избеганием слов, в границах которых концентрируется конфликт.

 Геденберг (F. Hedenberg, 1956) приводит 3 случая мутизма. Мальчик 10 лет, страдавший элективным мутизмом, имел отягощенную наследственность и воспитывался в очень изолированной обстановке. Хотя интеллект мальчика не давал уклонений от нормы, автор склонен объяснять у него мутизм изменением биотоков мозга, говорящим о повреждении центральной нервной системы. Элективный мутизм девочки 9 лет, интеллект которой был выше нормы, и полный мутизм мальчика 5 лет имели невротическую природу. Ни соматических отклонений, ни дефекта слуха у этих детей не было, они своевременно начали говорить и хорошо владели речью до возникновения мутизма. Оба случая в смысле терапии представляли большие трудности.

Большое внимание уделяет описанию мутизма В. П. Кудрявцева.

При сильных психических переживаниях у ребенка может произойти полное торможение уже развившейся речи. В военные годы, когда детям, жившим в оккупированной зоне, приходилось быть свидетелями потрясающих сцен, случаи полного выключения речи (му-тизма) были нередки, являясь частым проявлением глубокого общего торможения ребенка. Находившийся под нашим наблюдением ребенок 5 лет видел, как фашисты пытались задушить его мать. Он замолк на 2 дня, а затем стал говорить, резко заикаясь. У детей, страдавших мутизмом в военное время, этот симптом иногда затягивался на неделю и даже месяцы. Лишенные речи, заторможенные дети нередко производили впечатление интеллектуально плохо развитых, однако живой взгляд, которым они следили за происходящим, противоречил подобной оценке. Речь восстанавливалась по мере снижения интенсивности общего торможения. Часто восстановление речи происходило через стадию шепотной речи.

Н. А. Шмитц (N. A. Schmitz) сообщает о мутизме у 14-летней ученицы вспомогательной школы всегда говорившей тихим голосом, возникшем после того, как во время войны в детский дом, где она жила, попала бомба. Явления мутизма держались до 17 лет, а затем под влиянием лечения постепенно исчезли.

В мирной обстановке случаи полного мутизма встречаются нечасто. Обычно отмечается частичный элективный мутизм, проявляющийся при определенных условиях — при беседе с определенными людьми обычно в

травмировавшей ребенка или сходной с таковой ситуации. Иногда этот болезненный симптом держится годами, что объясняется значительной инертностью нервных процессов, связанной с органической недостаточностью коры мозга в силу перенесенных ребенком инфекций и травм. Как правило, наряду с торможением речи имеется и торможение поведения ребенка в целом: пассивность, нерешительность, стеснительность, боязливость.

Иллюстрацией сказанного может служить следующее наблюдение.

Люся Т., 10 лет, поступила в клинику по поводу жалоб матери на то, что девочка крайне робка, боязлива и почти не говорит.

Девочка родилась в срок, развитие ее протекало нормально. Вовремя появилась фразовая речь. В возрасте 1 года перенесла тяжелую пневмонию (была двое суток без сознания), в 2½ года тяжело болела дифтерией носа, в 9 лет — малярией. В 5 лет (в эвакуации) девочка была помещена в интернат и перестала там говорить. С матерью на свидании, разговаривала, но предварительно оглядывалась, не видят ли это другие. Говорила матери, что дети ее обижают. Поступив в школу, продолжала молчать, но все письменные задания выполняла охотно. Дома разговаривала с матерью, братьями и сестрами.

Во время беседы с врачом сидела, подперев голову руками, и на вопросы отвечала лишь в письменной форме. На вопрос, почему она не говорит, написала: «Я всех стесняюсь». Когда врач спросил, были ли у нее неприятности перед тем, как она перестала говорить, написала: «Были». В письменной беседе с врачом отрицала, что когда-либо находилась в интернате или в детском саду.

Девочка крайне заторможена, пассивна и в то же время напряжена и боязлива. Пробыв в клинике несколько месяцев, под влиянием психотерапии стала разговаривать с детьми, даже читала им вслух, но очень тихо. Иногда и взрослым удавалось от нее услышать отдельные фразы шепотной речи.

Со стороны внутренних органов и неврологической сферы отклонений от нормы нет. Исследование плетизмограммы и пневмо-граммы обнаружило резкие колебания дыхательного ритма. Сосудистая кривая давала большие неравномерные колебания: фоновой сосудистой кривой получить не удалось. Девочка волновалась и в первый же день исследования во время записи пле-тизмограммы упустила мочу. Будучи приведена второй раз, сев на кресло, тут же помочилась. Патологическая условная связь установилась быстро и оказалась прочной, ибо то же повторилось и в третий раз. Исследование пришлось на этом прекратить, чтобы не зафиксировать реакцию энуреза.

После общеукрепляющего лечения и психотерапии девочка выписалась с улучшением.

Катамнез через 3 года. Девочке 13 лет; она учится в школе. Участвует только в письменных работах. С подругами разговаривает громко, взрослым отвечает шепотом. Покупает самостоя-

тельно все, что нужно, в магазине; если вблизи нет знакомых, спрашивает товар громким голосом. Очень увлекается чтением. Дома, как и прежде, беседует со всеми близкими.

В данном случае мутизм возник у органически неполноценной девочки (тяжело протекавшая пневмония с потерей сознания в течение двух суток). Причиной му-тизма, видимо, является перенесенная в интернате психическая травма. Образовавшийся больной пункт дал торможение коры, захватившее речедвигательный анализатор. Отказ от речи задержался на долгое время, по-видимому, в результате органически обусловленной инертности нервных процессов.

Иногда частичный мутизм возникает у заторможенных, стеснительных, боязливых, трудно адаптирующихся к новой обстановке детей в первые же дни поступления в школу.

Непосредственным толчком к умолканию ребенка обычно является в этих случаях какая-нибудь часто даже незначительная психическая травма (посмеялись дети во время ответа уроков, резким тоном сделал замечание педагог и т. д.). Иногда при наличии слабого типа нервной системы имеет значение уже само внезапное изменение привычного стереотипа жизни.

Мать Нади С., 13 лет, обратилась к врачу с жалобой на то, что девочка отказывается разговаривать в новой школе, в которую ей пришлось поступить в связи с переменой места жительства. Говорит она только с соседкой по парте. Учится с трудом из-за нежелания отвечать уроки. Дома со всеми общается и охотно разговаривает.

Мать во время беременности Надей плохо питалась, так как страдала токсикозом. Роды протекали нормально. В трехнедельном возрасте девочка упала с сундука и при этом посинела. В 10 месяцев перенесла тяжелую дизентерию. В период от 5 до 8 лет перенесла корь, ветрянку, коклюш в легкой форме. Росла не по возрасту серьезной, с детьми играла только в присутствии брата. Взрослых обычно стеснялась. Всегда была ограничена взрослыми в свободе своих действий. Так, например, до 10 лет ее кормили с ложечки. В последнее время стала раздражительной, плаксивой. Из школы приходила утомленной. Долго сидит за обеденным столом, говоря, что ей «лень есть!». Родители не раз заставляли ее есть «с ремнем» в руках.

Девочка инфантильна, бледна, худа: грудная клетка узкая. Со стороны внутренних органов и в формуле крови уклонений от нормы нет. Недостаточная конвергенция, высокие коленные рефлексы. РОЭ 16 мм в час.

В контакт с врачом не вступает, на вопросы не отвечает. Заторможена, боязлива, сидит, опустив голову. Выражение лица угрюмое, недовольное. Психотерапия дала положительный эффект.

В анамнезе девочки имеется ряд факторов, вызывающих дистрофию (недоедание матери во время беременности Надей, тяжелая дизентерия) и обусловивших, по-видимому, своеобразие биохимических процессов и снижение безусловных рефлексов (в частности, пищевого). Для застенчивой, робкой девочки перемена школы — нарушение привычного стереотипа — оказалось сверхсильным раздражителем. Образовавшийся в коре мозга больной пункт — очаг инертного раздражения — дает вокруг себя торможение, захватывающее и рече-двигательный анализатор. В результате — торможение речи, проявляющееся всегда в определенных условиях (условнорефлекторный механизм).

Значительный интерес представляет следующее наблюдение над мутизмом.

Когда Маргарите К. было 2 года 10 месяцев, квартира, где девочка жила с матерью, подверглась нападению бандитов. Пока бандиты грабили, мать была привязана к стулу, держа на руках кричащего ребенка. Стук в дверь возвратившихся домой соседей заставил бандитов бежать.

До того времени девочка была веселая, общительная. В последующие дни ребенок лишился дара речи и мог произносить только одно слово «дядя». Она выкрикивала его с выражением ужаса на лице, по ночам она просыпалась дрожащая, перепуганная и кричала: «Дядя!».

Мутизм длился 3 месяца, затем речь начала понемногу возвращаться. Спустя 8 месяцев девочка говорила хорошо, но была все еще возбуждена, вздрагивала от малейшего шума и иногда по ночам кричала: «Дядя! Боюсь!». Мать ребенка, 23-летняя женщина, страдает туберкулезом; после нападения бандитов перенесла реактивное состояние.

Развитие ребенка протекало нормально. В 2 года — фразовая речь. Со стороны соматической уклонений от нормы нет. Интеллект нормальный.

Мутизм у Маргариты является выражением глубокого торможения коры, возникшего в связи с действием на ребенка сверхсильного раздражителя — нападение бандитов. Речь как функция, находившаяся еще в стадии становления, пострадала в данном случае в первую очередь. Может возникнуть вопрос: почему на фоне полного мутизма сохранилось одно слово «дядя»? Надо думать, что представление о «дяде» (бандите) столь ярко, что в момент его возникновения имеет место прорыв блокады торможения. Следствием этого и является выкрикивание этого слова с выражением испуга в мимике. В данном случае мутизм наряду со страхом является ведущим симптомом реактивного состояния (шоковая реакция — см. главу IV).

Итак, мутизм нередко развивается у детей с ослабленной нервной системой (перенесших в прошлом тяжелые инфекции) под влиянием сверхсильных для них раздражителей, обусловивших невротическое затяжное состояние. Надо отметить, что потеря речи у ребенка раннего возраста, перенесшего тяжелое инфекционное заболевание, даже без психической травмы представляет частое явление.

Нередко одновременно со способностью пользоваться речью временно исчезают и навыки опрятности, самостоятельной ходьбы, еды и т. д. В связи с общим укреплением организма ребенка эти нарушения восстанавливаются сравнительно быстро.

Н. И. Красногорский отмечает, что даже легкие расстройства пищеварения и питания чрезвычайно неблагоприятно сказываются на речевой системе ребенка; при тяжелых нарушениях развитие речи может быть приостановлено на длительный срок. В первые 3 года жизни реакцией на всякое неблагоприятное соматическое состояние ребенка является задержка развития речи.

На большую частоту нарушения речи после заболеваний детей токсической и хронической формой дизентерии указывает В. П. Кудрявцева. Дети перестают говорить, заикаются, а еще позднее выявляются и другие расстройства речи.

В. Шпиль (W. Spiel) описывает шестилетнего мальчика, который по умственному развитию вполне соответствовал своим одноклассникам, но он был заторможен, боязлив, безинициативен, едва говорил, сам не просил даже еды; кроме матери, ни с кем не контактировал. Наряду с этим у ребенка отмечался ряд невротических явлений: он потерял аппетит, сон, мочился под себя. Причину заболевания ребенка автор видит в постоянных несогласиях в семье: родители не хотели иметь ребенка, и мать уделяла ему недостаточно внимания. В данном случае торможение речи особенно ясно выступает как частный случай общего торможения, возникшего в ответ на травмирующую психику ребенка ситуацию.

Г. Хейер, Ланг, Ривейль, Делл, Принге, Коппель (G. Heuyer, Lang, Rivaille, Dell, Pringuet) сообщают о ребенке 8 лет, который разговаривал только с детьми своего возраста и не общался со взрослыми. Ребенок развивался нормально, но родители чрезмерно баловали его и до 5 лет кормили через соску. С 6 лет у него появился энурез и даже упускание кала. В возрасте 3 лет перестал разговаривать с чужими, а между 6—8 годами совсем замолк в общении со взрослыми. Ребенок нормально интеллектуально развит. Прекрасно играет и общается с детьми. В клинике весел, поет, играет, но со взрослыми не разговаривает. Перестал говорить даже с родителями. Авторы трактуют это состояние частичного мутизма как следствие какой-то травмы в раннем детстве или как результат неправильного воспитания, чрезмерной материнской опеки.

Э. Эрзам и Г. Хиис (Е. Ehrsam и G. Heese) описывают случай элективного мутизма у двух братьев, из которых одному было 7 лет 7 месяцев, а другому 6 лет 5 месяцев, появившегося 2½ года назад. У старшего ребенка элективный мутизм возник в явной связи с помещением его в детский сад, у младшего, помимо этой причины, имело место и подражание старшему брату. Мутизм исчез у обоих детей после того как старший мальчик поступил в школу.

Случаи невротического мутизма не следует смешивать с мутизмом при шизофрении и с мутизмом при афазии.

Выход из состояния мутизма чаще всего имеет место через шепотную речь. Иногда же шепотная речь является единственным симптомом, свидетельствующим о торможении коры, распространяющемся на речедвигатель-ный анализатор. Так, Макс Ф., находившийся с 2 лет с матерью в Германии в лагере для военнопленных, научился говорить к 2½ годам, но говорил только шепотом. По освобождении речь постепенно стала громкой, но ребенок говорит, «как бы задыхаясь». Это своеобразное нарушение дыхания, сопровождавшее речевой акт, постепенно прошло. Сверхсильный раздражитель, каким являлось пребывание в концентрационном лагере, видимо, вызвало запредельное торможение коры головного мозга и речи с нарушением в силу индукционных отношений вегетативных процессов.

Гораздо чаще, чем с мутизмом, мы встречаемся с заиканием. Последнее имеет значительное распространение. Готтлобер (Gottlober) отмечает, что в США зарегистрировано более миллиона лиц, страдающих заиканием. Обычно заикание возникает в возрасте, когда ребенок овладевает речью (в 3—4 года), т. е. в период становления развернутой фразовой речи. На возникновение заикания в детские годы указывали еще в прошлом столетии наши отечественные врачи Христофор Лагузен и И. А. Сикорский, об этом же говорят и современные советские и зарубежные авторы (Н. А. Власова, А. С. Ре-мезова и др.). В монографии Готтлобера (1953) проводится та же точка зрения.

Различают тоническое и клоническое заикание — по аналогии с тонической и клонической судорогой в припадке. При тонической форме мы имеем длительную остановку обычно в начале слова. Ребенок напряженно как бы выталкивает слово «м-мама». При клонической форме он многократно повторяет обычно начальный слог «ма...ма...ма...мама».

Наконец, встречается смешанная форма, где сочетаются элементы первого и второго варианта. Очень часто заикающийся ребенок испытывает затруднение дыхания. Последнее становится коротким, прерывистым. Ребенок говорит либо на вдохе, либо в начале слова или фразы испытывает дыхательную судорогу. Последняя форма расстройства дыхания наблюдается у детей с резко выраженным тоническим заиканием. Указанные нарушения отнюдь не являются первичными при заикании, как это прежде думали некоторые авторы, они носят вторичный характер.

При заикании нередко можно видеть разнообразные сопутствующие ему движения (рукой, головой, корпусом, ногой).

Из вызывающих заикание причин в литературе указывается на часто встречающееся у заикающихся детей недоразвитие или ослабление речедвигательного анализатора (между прочим, нередко заикание сочетается с косноязычием). Здесь надо учитывать и возможность того, что в период развития фразовой речи речедвига-тельные умения отстают от мыслительных способностей; ребенок не в состоянии поспеть за ходом мысли, торопится, запинается (возникает нарушение процессов возбуждения — торможения). В ряде случаев имеет место внезапно подействовавший сильный раздражитель —испуг или длительно травмирующая ребенка ситуация, обусловленная неправильным воспитанием. Речь, — по выражению Готтлобера, — является наиболее чувствительным зеркалом эмоций. Особенно часто заикание возникает, как об этом упоминает В. А. Гиляровский, во временной связи с перенесенной инфекцией и, наконец, у отдельных детей играет роль подражание.

Н. А. Власова в числе причин, способствующих возникновению рецидива заикания, отмечает ослабление организма различными заболеваниями, непосильной нагрузкой на нервную систему, переутомлением, травмирующими психику заболеваниями.

Дети, страдающие заиканием, нередко соматически ослаблены и отличаются нарушением аппетита. Наряду с заиканием обычно встречается ряд других невротических симптомов: нарушение сна, страхи, выраженные вегетативные знаки (быстро наступающее покраснение и побледнение, повышенная потливость), иногда навязчивые движения. Дети крайне впечатлительны, плаксивы, неустойчивы, утомляемы, иногда страдают головной болью. Им свойственны (В. С. Кочергина) плохая координация движений, отсутствие чувства ритма, неспособность соразмерять свои движения с пространственными отношениями и быстро переключаться с одного движения на другое.

Среди заикающихся детей можно встретить две существенно различные группы.

К первой группе относятся дети, для которых характерна заторможенность, пассивность, малословность, замкнутость, ко второй — дети с резко выраженной многоречивостью, чрезмерной подвижностью, суетливые; они шумливы, бурно на все реагируют и нередко нарушают дисциплину.

Путем исследования высшей нервной деятельности у заикающихся детей (В. С. Кочергина) установлено, что при заикании нарушается сила, подвижность и уравновешенность нервных процессов. У детей возбужденных преобладает раздражительный процесс, часто растормаживаются дифференцировки, у детей заторможенных ослаблена замыкательная функция коры, ослаблено активное торможение, отмечаются явления последовательного торможения. Во взаимодействии сигнальных систем у детей, страдающих заиканием, констатируются незначительные уклонения от нормы. В преддошколь-ном возрасте еще не закончено становление взаимодействия сигнальных систем, так что известное своеобразие в этом отношении не является патологией и соответствует возрастной норме.

В качестве иллюстрации клиники заикания приводим следующие наблюдения.

1. Саша Т., 6 лет, поступил в круглосуточный стационар для дошкольников при центральном невропсихиатрическом диспансере по поводу заикания. Ребенок раздражителен, обидчив, быстро утомляется. Отмечается медлительность, плохой аппетит (нередко отказывается от еды).

В семейном анамнезе грубой патологии нет. Беременность матери Сашей протекала нормально. Роды были в срок. В месячном возрасте перенес диспепсию, часто страдает стоматитом. В 2—2½ года ребенок перенес ветряную оспу и коклюш в легкой форме. До года рос спокойным, но затем сделался крикливым, возбудимым, замкнутым, негативистичным, плохо спал, в детских яслях давал истерические реакции: когда был недоволен, бросался на пол и бился об пол головой. Когда ребенку было 4 года, отец, которого он очень любил, оставил семью. После этого ребенок начал заикаться, чаще на последнем слове в произнесенной фразе.

У ребенка выслушивается систолический шум на верхушке сердца, сухожильные рефлексы повышены. Отмечается лабильность вазомоторов. Много хореомиоклонических гиперкинезов. Анализ крови: л. 5400, э. 4%, п. 6%, с. 40%, л. 45%, мон. 5%; РОЭ 3 мм в час. Заикание (клоническое). Недостаточность моторики речи — слабость соответствующей мускулатуры. Ребенок поступил в стационар с протестом, нецензурно ругался, дрался. С врачом контактен, мягок и доступен. В играх с детьми проявляет агрессивность, игрушками не делится. Иногда наблюдаются вспышки возбуждения. Интеллект в пределах нормы.

Исследование по двигательной методике с речевым подкреплением А. Г. Иванова-Смоленского обнаружило: условная двигательная реакция на звонок устанавливается с третьего сочетания. Латентный период не удлинен. Статическая иррадиация получается только в звуковом анализаторе. Дифференцировку установить не удалось. Перевод условной двигательной реакции во вторую сигнальную систему произошел без затруднения. Таким образом, можно говорить о преобладании раздражительного процесса.

В стационаре применялось общеукрепляющее лечение, ванны, «воротник» по Щербаку с кальцием, проводились систематически занятия с логопедом. Хореомиоклонические гиперкинезы уменьшились, стал говорить не заикаясь.

Заикание у ребенка возникло после психической травмы на ослабленной соматической почве (систолический шум у верхушки, патология крови и гиперкинезы дают основание думать о наличии ревматизма).

Соответствующее лечение уменьшило возбудимость, и заикание прошло.

2.   Дина Р., 6 лет, поступила в стационар для дошкольников при центральном невропсихиатрическом диспансере в связи с заиканием.

Семейный анамнез без патологии. Роды у матери и раннее развитие ребенка нормальны. В 2 года имела фразовую речь, но говорила нечисто (косноязычие). В 1 год перенесла сотрясение мозга, в 2 года — свинку, пневмонию, краснуху. После выезда на дачу детских яслей, в которых девочка воспитывалась, первые 2 — 3 дня не произносила ни слова; появились страхи, недержание мочи. Затем девочка заговорила, но начала заикаться.

У ребенка отмечается незначительное увеличение печени, недостаточность конвергенции, симптом «веера». Рефлексы правых конечностей несколько слабее, чем левых. В контакт с врачом ребенок вступает охотно. Круг сведений у девочки удовлетворительный. Развитие соответствует возрасту. Интеллект в пределах нормы. Речь косноязычная. Своих ошибок в звукопроизношении не замечает. Слоговая структура слова имеется, но отмечается перестановка слогов. Заикается во время беседы.

Исследование высшей нервной деятельности по двигательной методике А. Г. Иванова-Смоленского с речевым подкреплением дало следующие результаты. Условная двигательная реакция на звуковой раздражитель звонок № 1 вырабатывается быстро. Диф-ференцировка на звонок № 2 образуется с третьего сочетания. Однако условная двигательная связь разрушается в звуковом анализаторе при введении дифференцировки. Внешнее торможение резко выражено. Передачи во вторую сигнальную систему нет.

Невротическое состояние у девочки возникло в связи с травмирующим фактором: разлукой с семьей вследствие выезда с яслями за город. Оно выразилось в появлении страхов, потере навыка опрятности и заикании. Речедвигательный анализатор здесь, видимо, является весьма уязвимым местом вследствие некоторой органической недостаточности мозга ребенка (неврологическая микросимптоматика). Косноязычие, задержавшееся до 6 лет, подтверждает сказанное. Пребывание в невропси-хиатрическом стационаре, занятия с логопедом и соответствующая психотерапия привели к значительному улучшению состояния ребенка; прекратились энурез и страхи, уменьшилось заикание.

В ряде случаев уловить психогенной причины заикания не удается. Тогда его причиной следует считать неполноценность нервной системы, нередко сочетающуюся с ослабившей ребенка инфекцией.

3.   Коля К., 4½ лет, поступил в круглосуточный стационар при центральном нервно-психиатрическом диспансере по поводу периодически возникающего заикания, общего двигательного беспокойства и подергивания в мышцах плечевого пояса.

Дядя по матери начал поздно говорить, заикался. Дальние родственники страдали судорожными припадками. Беременность Колей протекала у матери нормально, но роды были патологические (наложение щипцов). Грудь ребенок взял хорошо. Развивался нормально, но рос несколько вялым. С l½ лет фразовая речь, недостаточно чистая. В возрасте 2 лет болел дифтерией, затем ангиной, протекавшей с судорогами; был помещен в больницу с подозрением на менинго-энцефалит; выписался очень ослабевшим; вскоре начал заикаться. В связи с укреплением общего состояния заикание почти прошло. В 4 года перенес очень сильный грипп. При падении температуры был возбужден, жаловался, что «все болит». Чернильное пятно принял за «микроб» (мать пугала его, что «если он будет брать палец в рот, у него разовьются микробы»). Кричал, что «видит больших черных микробов», что ему страшно и что он выпрыгнет в окно. Без конца чесал голову; говорил, что ему «скучно». Вновь возникло заикание.

Данные обследования при поступлении в стационар. У верхушки сердца выслушивается нечистый первый тон. Хореоформные движения в руках. Неловкая моторика, правая кисть отстает в движениях. Атипичный симптом Бабинского, анизокория; левый зрачок шире правого; язык уклоняется влево, ладони и стопы влажные. Анализ крови: э. 12%, лимф. 36%; РОЭ 15 мм в час. Ребенок неохотно расстался с матерью, опасался, что ему будут делать уколы, и просился домой. Владеет большим запасом слов. Речь хорошо развита, но мало модулирована. Общее развитие хорошее. В беседе заикается (клоническая форма).

Исследование высшей нервной деятельности по двигательной методике с речевым подкреплением Иванова-Смоленского показало: условнодвигательная реакция на звуковой раздражитель — звонок — выработана на четвертом сочетании и упрочена на десятом. Имеется иррадиация на речедвигательный анализатор. Латентный период короткий. Живая ориентировочная реакция. Перевод на словесное обозначение раздражителя не удался. При выработке дифференцировки после тормозного раздражителя наблюдается последовательное торможение. Переделка стереотипа (перевод плюс-раздражителя в минус-раздражитель) вызвала протест.

Катамнез через 2 года: ребенок раздражителен, плохо спит, заикается редко, но говорит медленно.

Заикание развилось у ребенка, перенесшего родовую травму, на фоне ряда истощающих заболеваний, а затем дало рецидив после, по-видимому, вирусного гриппа (кожные парестезии, зрительные иллюзии, угнетенность). Отмечается недостаточность центральной нервной системы, главным образом моторики (неврологическая «микросимптоматика, готовность к судорогам, ги-перкинезы), что связано с родовой травмой.

Патофизиологически здесь имеет место слабость раздражительного процесса, недостаточная концентрация тормозного процесса, легкость возникновения пассивного торможения, инертность процессов.

Заикание, как и мутизм, отнюдь не является изолированным нарушением речи. Гораздо правильнее считать этот симптом показателем патологического состояния личности в целом. Как говорит Готтлобер: «Расстроенная речь есть лишь признак нарушенной психики». Поэтому, естественно, что все то, что действует на личность в целом, вызывая невротические реакции, может привести и к патологии речи. Торможение коры головного мозга закономерно может иметь своим следствием торможение речедвигательного анализатора. Все то, что способствует возникновению тормозного состояния, все, что делает ребенка утомляемым, нерешительным, боязливым, все, что приводит к образованию в ребенке чувства недостаточности, — может способствовать нарушению его речевых функций.

Говоря о прогнозе при заикании, следует отметить, что полного прекращения заикания, как отмечает Н. А. Власова, не удается добиться у детей в тех случаях, когда заикание является следствием поражения центральной нервной системы. У 25% детей заикание стабилизировалось. Автор отмечает рецидивы у 30% детей. Они учащались в подростковом возрасте. По нашим наблюдениям рецидивы у заикающихся детей возникали особенно часто тогда, когда повторялся фактор, тождественный тому, который вызвал заикание или был с ним сходен.

Подтверждением сказанного может служить случай заболевания у Игоря С., 7 лет, у которого первые симптомы заикания возникли после того, как ребенок в трехлетием возрасте был напуган врачебной манипуляцией — инъекция пенициллина. Излечение наступило быстро. В восьмилетнем возрасте последовал тяжелый рецидив, которому предшествовал испуг; на ребенка наскочила лошадь и сбила его с ног; ушиба головы не было. После этого, помимо резкого заикания, ребенок обнаруживал в течение некоторого времени очень большое раздражение речедвигательного анализатора: он без конца говорил.

Н. В. Власова в числе причин, способствующих возникновению рецидива заикания, отмечает ослабление организма различными заболеваниями, непосильной на-

грузкой на нервную систему, переутомлением травмирующими психику заболеваниями. Даже дети 3—5 лет остро реагируют на заикание. Они начинают говорить шепотом, жалуются, что, что-то случилось с их ротиком, язычком, щечками; делаются пугливыми, раздражительными, плохо спят, начинают стесняться своей речи, избегать ее, пытаются в беседе отделаться утвердительным кивком головы или жестом отрицания, односложными фразами.

Дети более старшего возраста становятся застенчивыми, робкими, подавленными, замкнутыми, неспособными к выявлению своих творческих возможностей.

Описываемые изменения личности дали повод Эриху Опитцу (Erich Opitz) говорить о «вторичном неврозе», причиной которого является заикание.


 

 



 

 

 

Читайте также:

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Пред След

Капуста, черника и морковь может быть защитой от солнца?

Капуста, черника и морковь может быть защитой от солнца?

Капуста, черника и морковь может быть защитой от солнца? Хотя солнцезащитные кремы неизбежны на пляже, большое влияние с точки зрения защиты кожи от солнца может играть и пища, которую вы...

СВАДЬБА И СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ ПО-МАРАТХСКИ: ИДЕАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ

СВАДЬБА И СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ ПО-МАРАТХСКИ: ИДЕАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ

И. П.Глушкова  Свадьба - кульминационный момент в жизни маратха. А маратхская женщина, без преувеличения, готовится к нему всю жизнь — сначала к собственной свадьбе, а потом к свадьбе своих детей....

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ЗДОРОВЬЕ НАСЕЛЕНИЯ

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ЗДОРОВЬЕ НАСЕЛЕНИЯ

Основные факторы, влияющие на здоровье населения: образ жизни, экологическая и социально-экономическая обстановка, биологические факторы (наследственность), политика государства в области охраны здоровья населения (рис. 2.26). Определить долю влияния каждого из этих...

СКОРАЯ, В ТОМ ЧИСЛЕ СКОРАЯ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННАЯ, МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ

Общие положения Цель государственной политики в области здравоохранения — улучшение состояния здоровья населения через обеспечение доступности качественной медицинской помощи путем создания правовых, экономических и организационных условий предоставления медицинских услуг. Одно...

АУДИТ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАСХОДОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ В ЗДРАВООХРАНЕНИИ

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЯ АУДИТА ЭФФЕКТИВНОСТИ Государственный аудит - система независимого внешнего публичного аудита деятельности органов государственной власти по управлению общественными ресурсами (финансовыми, материальными, интеллектуальными), один из современных институтов...

Педиатрический стационар (отделение)

Педиатрический стационар (отделение)

Педиатрическое отделение создают как структурное подразделение медицинского стационара. Отделение возглавляет заведующий, назначаемый и освобождаемый от должности руководителем медицинского стационара, в составе которого оно существует. На должность заведующего отделением назначают специалиста,...

ИНЪЕКЦИОННАЯ КОНТРАЦЕПЦИЯ

Метод также довольно прост — введение препарата уколом в толщу мышечной ткани обеспечивает постепенное всасывание с оказанием контрацептивного эффекта. Препараты. На территории России зарегистрирован только один препарат — Депо-Провера (суспензия,...

НОСОВОЕ КРОВОТЕЧЕНИЕ

Этиология. Наиболее часто причиной носовых кровотечений (эпистаксис) у детей является травма слизистой оболочки носа (при ковырянии или трении носа) с повреждением передней нижней части носовой перегородки (Киссельбахово сплетение). Травма носа...

7 ошибок после тренировки

7 ошибок после тренировки

Независимо от того, сколько пота и тяжело тренироваться, вы не увидите результаты, если вы не заботитесь о нескольких вещах после тренировки. Вы делаете эти ошибки? Нет положительных эффектов, если...

ЛЕЧЕБНО-ЭВАКУАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОРАЖЕННЫХ ПРИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЯХ

Оказание медицинской помощи гражданам Российской Федерации и иным лицам, находящимся на ее территории, пораженных при чрезвычайных ситуациях, - система мероприятий, направленных на эффективное использование органов управления, сил и средств здравоохранения...

ВАШ ПЛАН ДЕЙСТВИЙ: ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ «ЖИЗНЕННОГО ПЛАНА СИЛЫ ГОРМОНОВ» ДОКТОРА ВЛИЕТ

И так, вы предполагаете, что ваши гормоны функционируют не очень хорошо. У вас есть какие-либо симптомы недостаточной работы щитовидной железы, но эти симптомы также могут появиться из-за низкого содержания эстрадиола...

ГИПОВОЛЕМИЧЕСКИЙ ШОК

Это острое нарушение гемодинамики, характеризующееся критическими расстройствами тканевой перфузии и тяжелыми метаболическими нарушениями. В основе патогенеза гиповолемического шока — последовательное углубление патологических изменений. Различают следующие фазы развития гиповолемического шока: I...

НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ

Синдром навязчивости может проявляться в интелек-туальной сфере (навязчивые идеи, представления, воспоминания), в эмоциональной сфере (навязчивые страхи) и в двигательной (навязчивые движения, действия, поступки). Большинство авторов описывает появление навязчивости у ребенка...

wume.ru