Несколько особняком стоит наблюдающееся в подростковом возрасте своеобразное состояние анорексии, обусловленное стремлением похудеть, доводящим иногда подростка до состояния крайнего истощения. Развивается это состояние обычно у девочек-подростков, обладавших прежде сниженным аппетитом, причем в анамнезе этих детей, как правило, отмечаются моменты астенизи-рующего порядка (например, недоношенность, диспепсии, дизентерия и т. д.), которые влекут за собой ухудшение аппетита. Влечение к похуданию возникает в пубертатном возрасте, во временной связи с появлением вторичных половых признаков. Развивающиеся грудные железы воспринимаются подростком как появившаяся полнота, портящая фигуру и вызывающая чувство стыдливости. Стремление быть «интересной» сталкивается с фактом появления новых качеств фигуры, воспринимаемых отрицательно (как правило, этой формой болеют девочки). В силу постоянно сниженного аппетита мысль подростка без труда направляется в сторону исправления создавшегося положения путем похудания. При этом подростки стремятся есть меньше и реже (в исключительно редких случаях описанный синдром имеет место у мальчиков — «полнота некрасива»).

Психическую причину похудания проводит в своем наблюдении Е. Каценштейн (Е. Katzenstein), Висслер (Wissler) и Рюгг (Rüegg),a также Пиаже сообщают о случаях, где отказ от еды преследовал определенную цель — похудание.

Л. Мишо, М. Галло и Ф. Бенуа (L. Michaux, М. Gallot и Ph. Benoit) приводят интересный пример, когда двое

близнецов достигли очень резкого похудания в результате отказа от еды с целью сохранить пропорции своего тела.

Подростки, у которых развивается стремление к похуданию, обладают рядом характерологических и соматических особенностей. По литературным данным К. Вальтер, М. Стеубли-Фрелих (К. Walter, М. Stäubli-Frölich) и др., а также по нашим наблюдениям, для них типичны астеническое телосложение, высокий рост, инфантилизм, гипогенитализм. Больные замкнуты, негати-вистичны, как правило, имеется психомоторное беспокойство — повышение аффективной возбудимости, дистрофия, депрессия, снижение аппетита, часто расстройство сна. В течение заболевания можно видеть нарастание истощаемости и головные боли.

Дифференциальный диагноз с шизофренией не всегда легок. М. Рюгг показал, что среди 32 больных шизофренией, возникшей в подростковом периоде, не было ни одного, у которого в начале болезни не отмечалось бы патологическое отношение к приему пищи. Упорядоченное поведение, отсутствие нарушения мышления обычно решают вопрос. Очень часто влечение к похуданию представляет собой первую стадию шизофренического процесса, а в ряде случаев длительно образует передний фасад этой болезни. Однако наряду с этим имеются наблюдения, говорящие о том, что описываемое влечение к похуданию встречается в возрасте полового развития и у лиц, не обладающих вышеуказанной патологией характера, как реакция на происходящую в личности в пубертатном периоде перемену и неумение дать к ней соответствующую адаптацию. В литературе имеются указания, что при анорексии в подростковом возрасте дело не обходится без влияния измененной функции диэнцефалона (Е. Каценштейн). Об этом говорит и часто встречающаяся аменорея, олигодипсия и олигурия, а также нарушения сна. Межуточный мозг не может не участвовать в приводимой клинической картине, ибо он является седалищем элементарных центров влечения, — говорит М. Стеубли-Фрелих. Автор изучил 16 случаев анорексии, где имелось влечение к похуданию. В 15 случаях это были интравертированные подростки астенического телосложения, инфантильного склада, с явно сниженными инстинктами.

Тяжелое снижение питания, по автору, приводило к эндокринной перестройке всего организма, а именно угнетению гонадотропных и тиреотропных функций передней доли гипофиза с вторичным выпадением деятельности половых органов (аменорея) и со снижением основного обмена. Функция коры надпочечников заторможена менее отчетливо. Автор отмечает, что в двух случаях аутопсии атрофии эндокринных органов не было: щитовидная железа и половые органы были нормальной величины и структуры, надпочечники увеличены; в одном случае гипофиз весил на 0,45 г меньше, а в другом вследствие наличия кисты межуточной области он был слегка увеличен. Во всяком случае автор полагает, что анорек-сия здесь не является первичным органическим гипофи-зарно-диэнцефальным нарушением. Высокая степень олигодипсии в этих случаях анорексии снижает опасность образования «голодного» отека. Нет и катастрофических энтеритов, обычно сопутствующих голоданию.

К. Вальтер трактует стремление похудеть у подростков не как психотическое состояние и не как дальнейшее развитие анормальной личности, а как процессуально органически-эндокринную патологию. Он полагает, что здесь возможна конституционально обусловленная эндокринная дисрегуляция, на почве которой в эндокринной фазе пубертатного развития под влиянием соматических и психических вредностей возникает стремление похудеть (с развитием анорексии).

Ж. Декур (J. Decourt) также включает описываемое заболевание в группу эндокринно-соматических расстройств, возникающих не без участия «психологических» причин. Исследование изменений обмена, аменорея привели автора к заключению, что это заболевание занимает место между гормональными и психологическими нарушениями.

Резко выраженное истощение, наблюдаемое у подростков, стремящихся похудеть, приходится дифференцировать и с болезнью Симмондса, протекающей с клиническим синдромом межуточного мозга. Однако ряд признаков позволяет не задерживаться на этом диагнозе. Подкожножировая подкладка окончательно не исчезает, волосы не выпадают, кожа не бледна, не наблюдается и резких признаков астении (головокружение, головные боли с тошнотой, ощущение холода), свойственных болезни Симмондса. Таким образом, как мы видим, описываемая форма может быть отграничена от внешне сходных с ней клинических картин и выделена как особая форма психогенной реакции, возникающей у лиц с пониженным пищевым инстинктом.

Дежерин (Dejerine) считал, что о психической ано-рексии можно говорить в тех случаях, когда «под влиянием психических мотивов личность испытывает отвращение к пище и тормозит в себе чувство голода». Иногда страдающему такой анорексией приходится делать над собой усилие, чтобы подавить свой аппетит. По словам А. Кремье (A. Cremieux), «аппетит теряется, когда не едят».

В первой фазе описываемого желания похудеть — это мотивированное желание, во второй — «непризнание аппетита». Создается привычка к голоду, к ощущению пустоты в желудке. Упорство, с каким подросток противится приему пищи (незаметно выкидывает еду, угощает ею других детей, обманывает персонал), заставляет оценивать его стремление к похуданию как проявление сверхценной идеи. Большую роль в фиксации синдрома играет внимание близких, а иногда, в случае конфликта, и желание им досадить.

О поддерживании отказа от пиши той атмосферой тревоги, которая создается вокруг подростка, пишет Е. Каценштейн. Иллюстрацией всего сказанного является следующее наблюдение.

Клава Ш., 14 лет 7 месяцев, поступила в детское отделение Института психиатрии 23/VII 1955 г.

Девочке стало казаться, что она очень толстая. Она стремилась похудеть, стала мало есть, в результате чего сильно похудела. Испытывает головные боли, слабость, головокружение. В семейном анамнезе уклонений от нормы нет. Во время беременности Клавой у матери был плохой аппетит, вследствие чего она питалась явно недостаточно. Девочка родилась 7 месяцев, недоношенной, в асфиксии; грудь взяла с опозданием. Развивалась нормально. В раннем детстве болела корью, в возрасте 7 лет — скарлатиной, во время которой плакала, кричала; после выздоровления долго испытывала слабость. В 12 лет упала навзничь, но признаков сотрясения мозга не было. Менструации начались с 13 лет. В течение 2 месяцев их не отмечалось; в дальнейшем они приходили правильно, но в апреле вновь прекратились. В январе 1955 г. перенесла грипп с однодневной высокой температурой.

В младенчестве была крикливым ребенком; в дошкольном возрасте охотно общалась с детьми: была усидчива, организована, старательна. В школе с 7 лет; учится хорошо, выполняет общест-

венные поручения — староста класса, пионерка, всегда оказывает помощь отстающим. Охотно помогает дома по хозяйству.

В апреле 1955 г. стала жаловаться на полноту, уверяла, что у нее большой живот и толстые руки. Стала себя ограничивать в еде и, в конце концов, дошла до того, что съедала в день только 200 г конфет. При профилактическом осмотре школьный врач обратил внимание на ее необыкновенную худобу. У девочки появились головные боли. 1/VI на экзамене испытывала сильное головокружение, двоение в глазах. Была освобождена от экзаменов. Девочка туго стягивала талию поясом, а грудь — бюстгальтером; ей казалось, что она очень толстая, что у нее пухлое лицо. Жаловалась на подавленное настроение, полное отсутствие аппетита, хотя пища не казалась ей измененной ни по вкусу, ни по запаху. Когда мать настойчиво убеждала ее поесть, она высказывала мысль о самоубийстве.

Девочка очень высокого роста, крайне истощена, turgor резко снижен. Слизистые бледны. Вокруг талии от стягивания поясом — подобие странгуляционной борозды, очень туго, сдавливая кожу, застегнут бюстгальтер. Неврологических симптомов не обнаружено.

Первые дни девочка тяжело реагировала на помещение ее в больницу. Отправила тете 28/ѴІІ письмо, в котором пишет, что она плачет целый день и если ее не возьмут домой, она убежит или бросится под поезд. В беседе с врачом держится свободно. Считает себя здоровой и трудоспособной. Во время разговора интересуется сроком выписки; заплакала, сказала, что начала уже есть и больше ограничивать себя в еде не будет. Рассказывает, что была не удовлетворена своей наружностью и что ей очень хотелось похудеть. Никаких бредовых мыслей в отношении качества пищи не высказывала. Подтвердила, что в мае и июне испытывала головные боли, головокружение, и что у нее прекратились менструации. Не вполне осознает, что причиной указанных симптомов явилось недоедание. Интеллектуальные запросы вполне соответствуют возрасту. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что, попав в круг определенных представлений, долго не выходит за пределы их. Рассказала, что всегда тяготится чувством связанности, «стеснением». Стремится поскорее сделать то, что нужно, а потом чувствовать себя свободной, делать, «что хочется». Иначе мысль об уроках непрерывно гнетет ее.

Словесный эксперимент дал значительное удлинение времени реакции на слова, связанные с конфликтными представлениями. Приводим протокол исследования.

Помимо замедления времени реакции на слова, относящиеся к «больному пункту», получается длительное последовательное торможение.

Исследование высшей нервной деятельности, произведенное по двигательной методике с речевым подкреплением А. Г. Иванова-

Смоленского, дало следующие результаты. Условная двигательная реакция на красный свет выработалась с третьего сочетания, на звонок № 1 — со второго сочетания. Статическая иррадиация не получилась ни в зрительном, ни в звуковом анализаторе. Диф-ференцировка на зеленый свет и на звонок № 2 выработалась со второго сочетания, но дифференцировка на зеленый свет растор-мозилась на 13-м сочетании, после чего стала прочной. Стереотип установился со второго предъявления. Отмечаются явление после-

довательного торможения и удлинение латентного периода с 0,5 до 2—3 секунд. Во второй сигнальной системе условная связь установилась тотчас же («нажимала, когда слышала звук тихий и видела красный свет»). Перевод отдельных компонентов стереотипа на их словесное обозначение удался лишь после того, как была выработана условная двигательная реакция на слова «синий свет» и переведена в первую сигнальную систему. Переделка стереотипа прошла гладко, но при перемене мест отдельных членов стереотипа обнаружилась инертность: половина стереотипа (зеленый +, красный —) была из нового стереотипа, половина — из второго стереотипа (звонок 1+, звонок 2—).

Иллюстрацией сказанного является рис. 5.

С л о в е с н ы й о т ч е т . 1. Видела красный и зеленый свет. 2. Слышала тихий звонок. 3. Нажимала. 4. Нажимала на зеленый свет и тихий звонок. На громкий звонок не нажимала.

Во второй сигнальной системе адекватное отображение половины первого стереотипа и половины второго. Значительная инертность раздражительного процесса сказалась и в процессе угашения зеленого света, игравшего роль положительного раздражителя

10 раз (во втором стереотипе). Ни угашение без подкрепления, ни сплошное угашение не дало угасания зеленого света. Пришлось применить угашение с подкреплением. После того, как угасание удалось, девочка дала первый стереотип. Зеленый свет явился отрицательным раздражителем. Отражение во второй сигнальной системе адекватное (рис. 6).

С л о в е с н ы й о т ч е т . Когда видела красный свет и слышала тихий звонок — нажимала. Когда был зеленый свет, ничего не делала.

За месяц пребывания в отделении девочка прибавила в весе, физически окрепла. Под влиянием проведенной психотерапии осознала, что ее наружность значительно выигрывает оттого, что она порозовела, пополнела и что худоба делала ее менее привлекательной. Выписана в хорошем состоянии.

У этой девочки, находящейся в пубертатном периоде в связи с повышенным интересом к своей наружности, возможно, в связи с развитием бюста (девочка стягивала себе не только талию, но и грудь) появляется восприятие себя полной, с большим животом и толстыми руками. Восприятие себя подурневшей в связи с полнотой приводит девочку к мысли об отказе от еды, чтобы похудеть. Эта мысль приобретает характер сверхценного образования. Патофизиологически в основе его лежит больной пункт — инертный очаг возбуждения.

Как показывает исследование, девочке свойственна недостаточная подвижность нервных процессов; об этом свидетельствует ее словесный эксперимент, обнаруживающий больной очаг, прикосновение к которому дает тотчас же явление торможения (удлинение времени реакции с последующим торможением). Об этом говорит и нертное возвращение к половине первого стереотипа при перемене мест раздражителей во втором, переделанном и т. д. Этой инертности нервных процессов, по-видимому, способствует органическая слабость нервной системы, связанная с дистрофирующими влияниями во внутриутробном периоде (мать из-за плохого аппетита недостаточно питалась во время беременности, девочка недоношенная). Хрупкость нервной системы сказалась и в длительном и остром состоянии астенизации после скарлатины.

Лечение здесь сводилось к созданию путем психотерапии нового очага возбуждения и затормаживанию прежнего. Девочка поняла, что здоровье, а не болезненная худоба создают впечатление свежести и красоты.

 

 

 

Читайте также:

  • 1
  • 2
  • 3
Пред След

Заем в МФО MoneyMan от 1 500 до 60 000 рублей

Заем в МФО MoneyMan от 1 500 до 60 000 рублей

  Заем в МФО MoneyMan для новых клиентов от 1 500 до 10 000 рублей                    Взять деньги сейчас >>         

еКапуста взять до 30 000 рублей

еКапуста взять до 30 000 рублей

  Заем в сервисе еКапуста: Сумма займа - до 30 000 рублей                                         Взять деньги сейчас >>       

Kredito24 от 2 000 до 9 000 рублей

Kredito24 от 2 000 до 9 000 рублей

  Kredito24   Сумма займа - от 2 000 до 9 000 рублей                                  Взять деньги сейчас >>        


 

 



wume.ru