И. П.Глушкова

 Свадьба - кульминационный момент в жизни маратха. А маратхская женщина, без преувеличения, готовится к нему всю жизнь — сначала к собственной свадьбе, а потом к свадьбе своих детей. Иногда даже кажется, что индийская женщина рождается с генетически предопределенным отношением к жизни, и преданность будущему супругу — кем бы и каким бы он ни был — это стержень ее мировоззрения. Каждая девочка знает легенду о добродетельной Савитри, последовавшей за мужем в царство бога смерти Ямы и силой своей любви вернувшей жизнь Сатьявану. Каждая маратхка хранит в своем сердце историю о том, как прекрасная Гаури, полюбившая Хару, воздержанием и добровольными лишениями добилась его расположения. "Я считала себя замужем Замужем за человеком, которого я не знала, не видела и о котором не слышала. Мы, индийские девушки, молимся об этом человеке с того дня, как родились, и бережем себя для него всю жизнь", — признается юная героиня одного из индийских романов.

Да, и молится, и мечтает, и грезит, но не более того. Активны в обретении искомого мифологические Савитри и Гаури, а современная маратхка покорно ждет. Все конкретные шаги, направленные на поиски объекта ее мечтаний, предпринимают многочисленные родственники, поэтому свадьба — индийская или, конкретно, маратхская — никогда не бывает делом двоих людей, это всегда крупномасштабное мероприятие, проводимое двумя кланами.

Смотрины

Давно уже законодательно запрещены детские браки, но девушка, достигшая 16-17-летнего возраста, считается созревшей для семейной жизни. В последнее время, правда, предпочитают подождать, пока она завершит образование в колледже и получит степень бакалавра или даже магистра — нынешний век предъявляет новые требования к идеальной супруге: она должна быть не только превосходной хозяйкой, но и надежной подмогой в карьере мужа, а при стесненных финансовых обстоятельствах претендовать на хорошо оплачиваемую работу. Так что реальный брачный возраст маратхки — от 19 до 22 лет, маратха — от 20 до 25.

Задолго до этого срока мать девушки начинает проявлять беспокойство и нетерпение. Она все настойчивее напоминает мужу о его обязанностях - найти дочери достойную партию. Женщина заниматься поисками брачного партнера не может. "Не должно маленький роток забивать большим куском", — гласит маратхская пословица, и никакие серьезные разговоры о предстоящем браке с женщиной вестись не будут. Если отец девушки умер, то его функции исполняют родственники-мужчины по линии матери. "Достойность" партии определяется различными параметрами: прежде всего должны совпадать подкасты жениха и невесты, т. е. даже в пределах брахманской варны различается принадлежность к Читпаванам, дегиастха, сарасватам И т. д; важен образовательный ценз жениха, виды на карьеру, материальное положение его семьи, ситуация в семье с точки зрения обязательств молодого человека по отношению к родителям, наконец, его возраст, рост, степень смуглости, черты лица. Наивно полагать, однако, что окончательное решение будет принимать сторона невесты. Определив подходящую партию, отец

Девушки, вооружившись ее наилучшей фотографией, отправляется к родителям потенциального жениха. В доме жениха фотографию придирчиво изучают — сначала родители, а потом и сам юноша, задают массу вопросов, проявляя свое понимание "достойной партии", после чего сообщают, придут ли "смотреть невесту".

Перед появлением "жениховской стороны" в доме девушки царит суета и смятение, а сама она уже всем сердцем любит своего потенциального супруга. Ей дают последние наставления и принаряжают, не забывая напомнить о том, как высоко ценится скромность. Обычно девушке предстоит подать чай и удалиться, но ее могут попросить спеть, почитать или даже ответить на несколько вопросов. Выпив чаю, "жениховская сторона" степенно удаляется, а девушка с родителями с нетерпением ожидают решения: оно может быть сообщено в тот же день, если вопрос бесспорен, но может потребоваться много дней и даже недель на размышления или параллельные поиски. Кроме того, нередко запрашивается и тщательно изучается гороскоп невесты; его сопоставляют с гороскопом жениха* не враждебны ли они друг другу. Однако ответ - положительный ли, отрицательный, состоящий в общем из одной фразы: "Девушка понравилась", "Девушка не понравилась", - приходит всегда.

Церемония смотрин, хотя и является неотъемлемым традиционным элементом ритуала, очень болезненна для самолюбия девушки, а отрицательный результат, да еще если он не единичный, быстро становится достоянием "общественного мнения" и впоследствии существенно влияет на ее судьбу ~ она либо соглашается на невыгодную во всех отношениях партию, либо вообще остается незамужней. Бывает, конечно, что и девушка проявляет характер и отвергает не приглянувшегося ей жениха, но, честно говоря, это скорее литературная, причем вымышленная, а не отражающая действительность, ситуация. Так, например, героиня популярной пьесы "Вот такие прилетают птички-." отказывает пришедшему на смотрины вполне достойному юноше: по сердцу ей кто-то другой (а в современной Индии нет-нет да и случается такое), но даже столь искусный драматург, как Виджай Тендулкар, не знает, как выбраться из Эггой Небывалой коллизии, и к концу пьесы все-таки сводит друг с другом героиню и положительного жениха, которые создают надежную* счастливую семью.

Помолвка

Итак, если девушка понравилась, то приступают к деловым переговорам. Расходы на свадьбу или делятся пополам, или большей частью ложатся на семью невесты. Приданое же законодательно было запрещено в 1961 г., но на практике сохранилось, и в немалых размерах. Вообще, для родителей невесты свадьба ~ тяжелое финансовое потрясение, но многие, чтобы соблюсти обычай и поднять престиж семьи (особегаю если на выданье еще несколько дочерей), предпочитают залезть в долги.

Если стороны приходят к соглашению, то устраивают нечто вроде официальной помолвки, на которую собираются ближайшие родственники и знакомые, а родители жениха в знак признания невесты преподносят ей сладости, сари и какое-нибудь украшение. С помощью астрологов определяется Мухурта — благоприятное с точки зрения расположения небесных светил время (с точностью до минут) для заключения брака. После этого жених и невеста получают возможность поближе познакомиться — они могут вместе прогуляться по парку или пойти в театр (и это большое достижение по сравнению с теми временами, когда супругам впервые разрешалось взглянуть друг на друга только после церемонии заключения брака!). Все родственники и знакомые приглашают их на специально устраиваемые для Помолвленных приемы.

Ближайшая же родня неустанно готовится к праздничной церемонии. Некогда расписанный по минутам и включающий в себя десятки действующих лиц свадебный ритуал в Махараштре длился 16 дней. Те времена канули в прошлое, но и сейчас индийская бытовая культура значительно сложнее, эмоционально насыщеннее, а может быть, просто ярче и символичнее, чем наша Много сил уходит на выбор отпечатанного типографским способом приглашения на свадьбу (его можно приобрести в соответствующем магазине, если понравится оформление, священные мантры и светский текст, или заказать по своему вкусу — на бумаге высшего качества, с изображением семейного божества и т. д.).

Приглашения рассылаются абсолютно всем родственникам и знакомым, соседям и коллегам, но — и этот нюанс, конечно же, могут оценить только маратхи — само приглашение на свадьбу вовсе не означает, что вы действительно на нее званы, важно прежде всего соблюсти правила хорошего тона Если же приглашение сопровождается "настойчивым зазыванием" или "настойчивым отдельным письмом", то будьте добры готовить подарок.

Не забывают родители невесты и о приданом — сюда входят денежные суммы, большое количество посуды, кое-какая мебель и многое-многое другое. Особенно тщательно подбирают золотые украшения: после свадьбы это станет личным капиталом женщины, неприкосновенным запасом на черный день, хотя продажа драгоценностей жены считается позором для семьи.

За два дня до свадьбы прибывают родственники невесты, и феерическая суета в доме, а также фантастическое смешение экзотических запахов — цветов, благовоний, приправ, пряностей — описанию не поддается. Площадка перед домом украшается замысловатыми узорами из разноцветного порошка, дверь — цветочными гирляндами, а сам дом — разноцветными лампочками. То же происходит и в доме жениха, который устраивает предсвадебный "мальчишник" для Своих приятелей.

Вечером накануне бракосочетания обе стороны собираются в снятом за плату павильоне для свадебных торжеств. Чем обеспеченнее соединяющиеся родственными узами кланы, тем пышнее украшен павильон. Ярко сияют разноцветные лампочки, разносится аромат цветов и благовоний, звучит музыка. Здесь совершается один из обязательных элементов классического свадебного ритуала Вивахасамскары (а всего их одиннадцать) - Симантапуджан, Что буквально означает "пограничный ритуал-моление". Когда-то родственники с обеих сторон встречались на границе между двумя деревнями, чтобы познакомиться друг с другом Там совершались пышные обряды в честь Ганеши и Варуны, а отец невесты, омыв ноги жениху, преподносил ему в дар свадебные одежды. В усеченном варианте Симантапуджан Совершается и сейчас, но носит чисто символический характер, поскольку реальное знакомство двух кланов уже состоялось.

На следующее утро на специальном помосте, возведенном в павильоне, жрецы, представляющие два клана, молятся в честь Ганеши, который помогает преодолевать препятствия (этой молитвой начинают любое новое дело — от строительства дома до организации театральной труппы), и приступают к выполнению сложного и утомительного для непосвященных религиозного обряда.

В это время родственницы невесты отправляются в дом жениха со специально приготовленными сладостями. После того как жених отведает сладостей, его приглашают принять участие в свадебных торжествах. Жених усаживается на коня, и свадебная процессия направляется к павильону, не пропуская по дороге ни одного храма: возле каждого совершается священный ритуал и разбивается кокосовый орех - непременный аксессуар всех индусских церемоний, символизирующий созидание и плодородие.

Невеста в это время молится во славу супружеской четы Гаури (Парвати) и Хары (Шивы). Она уже в свадебном наряде - желтом сари Аштапурти ("приносящее восемь сыновей"), купленном родным братом матери, зеленых браслетах, новых золотых украшениях. Лоб и лицо закрыты свисающими нитями, унизанными жемчугом и бутонами нежнейшего индийского жасмина.

Свадьба

При приближении Мухурты — Того самого мига, когда и должен быть заключен брак, жених в длинной шелковой рубахе и белых узких шароварах выходит на помост. Лицо его закрыто так же, как и у невесты. Жрец растягивает перед ним кусок ткани. После этого дядя невесты, брат ее матери, выводит племянницу и ставит ее по другую сторону натянутой материи. В руках у жениха и невесты гирлянды цветов.

Начинается самый ответственный момент ритуала - жрецы произносят священные мантры. Но и на этот ритуал неумолимое время

Наложило свой отпечаток: при особо благоприятном сочетании небесных светил количество свадеб столь велико, что порой в ход идут заблаговременно приготовленные кассеты с записью священных мантр в исполнении известного Бабанрава Навдикара. Кстати, в сельской местности использование кассет считается особым шиком — мол, и деревне не чужд технический прогресс. Во время произнесения мантр все присутствующие посыпают новобрачных подкрашенными в красный цвет зернами риса. Жрецы отбрасывают ткань, разделяющую жениха и невесту, и дают знак музыкантам. Поднимается невообразимый грохот. В прежние времена именно в этот момент новобрачные впервые видели друг друга. Жених и невеста накидывают друг другу на шею цветочные гирлянды, и все присутствующие подходят поздравить молодых и преподнести им свадебные подарки — теперь это, как правило, вложенные в конверт деньги.

Однако на этом церемония не кончается: еще предстоит пройти семь шагов вокруг священного огня. Тут тоже не обошлось без новшеств “ нередко, чтобы не создавать особых неудобств и пожароопасной ситуации, священный огонь разводят в портативной жаровне. Ма-ратхи любят пошутить, и подруги невесты кричат изо всех сил, чтобы молодая заранее привыкла к чаду и дыму огня — много часов своей жизни ей придется провести на кухне.

Впереди еще один тщательно расписанный по ролям, наполненный множеством глубокомысленных деталей ритуал Каньядан - "принесение дочери в дар". Основным действующим лицом здесь является отец невесты, и, по сути, все, что он делает, сводится к просьбе, обращенной к жениху: "Не откажитесь принять мою дочь". Жених и невеста в это время шепотом перечисляют имена мужских представителей своих кланов, начиная с прадедушек, — это символизирует слияние двух семей, а мать невесты, как правило, начинает утирать слезы. Наконец, жених касается правого плеча девушки и произносит: "Во исполнение религиозных предписаний и обычаев принимаю этот дар". С этими словами он надевает на шею своей суженой Мангалсутру — свадебное ожерелье, которое маратхская женщина будет носить, не снимая, до самой своей смерти или смерти мужа, закрашивает красной краской пробор в ее волосах и ставит на лоб Кунку — символ замужней женщины. Тут же слышатся шутки со стороны приятелей жениха: мол, неплохо бы и тебе прицепить какое-нибудь удостоверение.

После этого на помост приносят серебряный поднос с едой. Все уговаривают молодую чету угостить друг друга, а также назвать по имени. Муж произносит имя жены, но не то, которое она носила в девичестве, а выбранное им по собственному вкусу. Оно может быть наполнено сакральным смыслом или просто радовать благозвучием Отныне, например, Хумари Вина Раджабхау Дандекар становится Саубхагьявати Малти Виджай Десаи. Кумари ("девица") заменяется на Саубхагьявати ("обладающую счастливой судьбой", т. е. имеющую мужа). Имя отца - Раджабхау замещается именем мужа, а прежний кланово-кастовый

Определитель (фамилия) — новым, мужниным В последнее время, правда, под воздействием эмансипации женщинам удается сохранить личное имя как элемент прежней идентификации. После долгих уговоров и жена произносит имя мужа — делает она это в первый и последний раз, да и то не прямо, а заключив в какую-нибудь стихотворную строку. Отныне вся ее жизнь принадлежит мужу и будущим детям

Вечером устраивают официальный прием: в наши дни предпочитают не смешивать родственников и коллег по работе. Молодая уже в другой одежде — Шалу, Знаменитом бенаресском сари, шитом золотыми нитями, а супруг - в европейском костюме. Они чинно восседают на празднично украшенных стульях и на протяжении нескольких часов принимают поздравления и подарки. Гости, исполнив формальности, вступают в непринужденную беседу с друг другом и, в зависимости от степени достатка обеих сторон, получают либо полноценный ужин, либо чай со сладкими и острыми закусками.

Традиции и современность

Модификация сложнейшего древнего ритуала и выпадение из него некоторых звеньев диктуются различными причинами: здесь и финансовые проблемы - дороговизна в Индии с каждым годом все ощутимей, и ослабление ортодоксального религиозного накала, и протест молодежи против обременительного и уже не всем понятного церемониала, и рост феминистского движения. Все активнее раздаются призывы со страниц газет: "Оформляйте браки в регистрационных конторах — это веление времени!" Недавно пунское отделение Юношеского конгресса (молодежной организации под эгидой правящей партии Индийский национальный конгресс) организовало митинг, на котором 20 юношей торжественно поклялись отказаться от приданого.

Наряду с традиционным браком, заключаемым между двумя кланами, появляются и новые формы: брак по любви и брак по взаимной договоренности. Первая форма не нуждается в комментарии, хотя именно она нередко влечет за собой разрыв отношений между родителями и детьми, особенно если последние нашли себе спутника жизни за пределами своей касты. Брак по взаимной договоренности сейчас особенно популярен среди интеллигенции. Он также стимулируется родителями, которые находят подходящего брачного партнера или партнершу среди молодых людей своего круга, но предполагаемые жених и невеста до совершения всяких формальностей светского или религиозного характера получают возможность общаться друг с другом и сами принимают окончательное решение.

Тем, кто испытывает трудности в поисках "половины", активно помогают газеты и журналы, регулярно публикующие подборки брачных приглашений как от женихов, так и от невест. Эти объявления также демонстрируют определенную тенденцию к освобождению индийского

Общества от пут кастовой системы и прочих предрассудков патриархальной старины. В некоторых объявлениях подчеркивается, что ни религиозная, ни кастовая принадлежность партнера или партнерши значения не имеют. В других сообщается об отказе от приданого. В третьих выражается готовность связать свою жизнь с вдовой (традиционно индийские вдовы не имели права на повторное замужество и практически выбрасывались за борт жизни, что нередко не оставляло им иного выбора, кроме следования обычаю сапш — самосожжения жены на погребальном костре мужа) или разведенной, причем иной раз специально оговаривается, что наличие потомства не служит препятствием для брака

В той же Пуне сторонниками активной социальной политики было проведено грандиозное мероприятие: одновременное бракосочетание 625 пар, представляющих различные национальности и касты. В 11 парах партнеры принадлежали к разным кастам и религиям. Смысл этой акции, на которую спонсор — руководитель общества "Коллективные свадьбы" Шанталал Мутха выделил 500 тысяч рупий, заключался в сокращении индивидуальных затрат на свадебное торжество (ни одна из пар не израсходовала ни пайсы на эту церемонию, в то время как затраты только на одну свадьбу могут достигать 100 тысяч рупий) и стимулировании межкастовых и межрелигиозных браков.

На свадьбе присутствовал всего один жрец, произносивший священные мантры через громкоговоритель, а сам ритуал был максимально упрощен.

XX век, безусловно, вносит изменения в жизнь даже такого преданного своим традициям общества, как индийское. И индийская женщина, оставаясь идеальной женой, все активнее включается в общественную и политическую жизнь страны. Постепенно утрачивает свой смысл старинная маратхская поговорка: "Жене — дом, мужу — дверь", а реальность неутомимо разрушает каноны классического ритуала бракосочетания. Но не стоит забывать, что нередко за обрядом стоит серьезное, выверенное отношение к действительности, а обрядовая пышность, в сущности, служит украшением жизни и даже помогает снимать стрессы, также ставшие неотъемлемым компонентом существования любого общества.

Подчиняющий и подчиняемая

Отношения между людьми — в обществе ли, в семье — редко основываются на равных правах общающихся: всегда есть подчиняющий и подчиняемый. В контексте взаимоотношений маратхов пары, связанные наличием четко выявленной субординации, могут быть сформированы на основе семейно-иерархического и социально-иерархического устройства общества: "муж-жена", "отец (мать-сын)-дочь", "брат-сестра", "свекровь-невестка" и т. д., а за пределами семьи - "хозяин-слуга", "учитель-ученик" и т. д. Если в западном обществе некоторые из этих пар в зависимости от конкретного случая перераспределяют функции подчиняющего и подчиняемого, то в жесткой структуре традиционного общества такая свобода вариаций маловероятна. Для традиционного общества не характерна и "стадия ориентации" - партнерам по общению нет необходимости выбирать тактику поведения: она закреплена генетически и многократно отрепетирована в семейно-социальном пространстве. Пара "муж-жена", являющаяся основной единицей, "несущей конструкцией" традиционного общества, наиболее ярко раскрывает суть неравноправных отношений в семье.

Конечно, предлагаемая ниже модель в значительной степени условна* на идеальный тип налагается множество существенно значимых деталей, таких, как каста и подкаста, образовательный и возрастной ценз, степень европеизации, профессия и профессиональное окружение, проживание в патриархальной семье или нуклеарной (родители с детьми), в сельской местности или городской, в непосредственной близости от мегаполиса или на удалении, на исконно маратхских территориях или стыкующихся с хиндиязычным или дравидоязычным ареалами и т. д.

Маратхскую женщину готовят к браку с момента появления на свет. Родные считают ее в доме временной гостьей и вследствие этого или ограничивают во всем ("Выйдет замуж и будет не наша"), или, наоборот, ласкают впрок в преддверии последующих тягот в чужом доме ("Пусть поест домашнего маслица, а не магазинного — она же у нас двухдневная гостья. Разве скажет когда в доме мужа: "Дайте мне масла посвежей!"). Воспитывают девочку не так, как мальчика - "светоча рода", ее с детства посвящают во все премудрости домашнего хозяйства и одновременно тщательно оберегают от внешних опасностей. "Ты — девочка, поэтому должна себя блюсти. Сделаешь неверный шаг, только слегка ошибешься — и всю жизнь не расхлебать!" — таковы классические материнские наставления. Репутация будущей невесты должна быть безупречна, а мифологические и эпические героини - Сита, Драупади, Савитри, Дамаянти, Гандхари и др. - являются образцами для подражания.

Женщина испытывает любовь к будущему супругу как к таковому: материализовавшийся кандидат на это звание (предложенный, как правило, родителями, родственниками или друзьями семьи) представляет всего лишь конкретный объект для приложения ранее сформировавшегося чувства, она ощущает в себе готовность последовать примеру Гандхари, которая, узнав, что ей предстоит брак со слепым Дхритара-штрой, на всю жизнь закрыла себе глаза повязкой. С момента совершения Канъядан - одного из обрядов сложного брачного ритуала, означающего "дарение дочери" супругу, — женщина переходит от одного хозяина (отца) к другому (мрку), и начинается ее жизнь, полная смирения, отречения и безмолвного служения.

Замужество для женщин означает утрату прежней идентификации. Отныне ее положение и в доме, и в обществе будет определяться авторитетом или дурной репутацией мужа. Свои же собственные добродетели она приобретает только в результате служения мужу; обетами, постами, жертвоприношениями и дарами она этого достичь не может. Представляя жену знакомым, муж может назвать ее Ардхати ("половинка тела"), а сочетание "муж и жена" (патипатни) Является сложным словом.

Примерная маратхская жена никогда не называет своего мужа по имени: считается, что произнесение имени укорачивает жизнь мужу. Исключение делается только один раз: во время свадебной церемонии. Для обращения к супругу в языке маратхи существует специальное звательное междометие — "ахо", но женщина по возможности будет обходиться без него, а при необходимости привлечь внимание супруга постарается использовать выражения типа "Слышите ли?!", "А вот...", "Да, кстати!" и т. д. Отсутствующего мужа она также не называет по имени, "а употребляет личное местоимение 3-го лица множественного числа ("они") ближнего радиуса действия - "хе" (хотя муж может находиться и очень далеко, но в отношении него принцип дополнительного распределения местоимений ближнего и дальнего радиуса действия не действует) или выражения типа "супруг", "мистер", а иногда и профессиональный признак - "доктор", "профессор".

Современные женщины в разговоре о муже могут назвать его и по фамилии или использовать фамилию в качестве обращения к нему. Но при любых вариантах жена обращается к мужу на "вы", в то время как он использует только местоимение "ты" в разговоре с ней и местоимение 3-го лица единственного числа в разговоре о ней. Среди отдельных групп сохраняется употребление местоимения "хи" ("она"), являющегося местоимением ближнего радиуса, независимо от местонахождения жены. Муж, кстати, также не будет злоупотреблять обращением по имени к жене, предпочитая звательное междометие "аг", но все же имя жены не является предметом табу: жизнь мужчины не заканчивается со смертью жены, смерть же мужа ввергала женщину в унизительное вдовье положение с резким падением социального и экономического статуса Общество постепенно меняет свое отношение к вдовам, и так же постепенно в маратхские семьи приходит практика обращения друг к другу по имени.

Как и в других частях Индии, маратхская замужняя женщина располагает определенным набором аксессуаров  Констатации своего официального статуса (машалсутра - ожерелье, надеваемое супругом на шею новобрачной во время свадебной церемонии; Кунку Красная точка на лбу; Вангдья - Ручные браслеты; Дзодви - Кольца на пальцах ног и Натх — носовая серьга). Все эти предметы являются признаками Саубхагья, Т. е. обладания "счастливой судьбой", а их владелица называется Саубосагьявати, Т. е. "обладающая счастливой судьбой", что означает наличие здравствующего супруга. Ни при каких обстоятельствах саубхагъявати Не должна снимать Мангалсутру. До сих пор сохранился обычай, согласно которому в дом невесты перед свадьбой приглашают проститутку, чтобы она собственноручно нанизала пять звеньев этого ожерелья, поскольку проститутка считается "акханд Савитри" -"непрерывной Савитри", т. е. женщиной, не могущей потерять мужа, ибо ей некого терять.

Саубхагъявати Обычно машинально подновляет форму и цвет Кучку — для этой цели при ней всегда находится маленькая коробочка, содержащая краску красного цвета Часто замужняя женщина, имеющая большой опыт супружеской жизни, символически подправляет Кунку Зашедшей в гости подружке — тем самым она желает ей долгих лет семейного благополучия. Отсутствие Машалсутры, кунку Или Бангдья Означает вдовство. Именно поэтому, если Кунку Размазалась или поблекла, об этом никогда не говорится напрямую, чтобы не накликать беду.

Вообще, муж для женщины — это и цель, и смысл, и способ существования: традиционно женщина не имела других средств к существованию, и только в последние десятилетия, начав зарабатывать, она стала приобретать экономическую самостоятельность. Муж — ее учитель: это было справедливо и раньше, когда замуж выдавались несовершеннолетние неопытные и необразованные девочки, и сейчас, когда жена по преимуществу живет интеллектуальной жизнью мужа, по мере возможности способствует его карьере. Муж - это Парамешвара (Всевышний), и служение ему равносильно служению Богу. Именно поэтому все силы женщина направляет на то, чтобы сохранить мужа, продлить ему жизнь. Для достижения этой цели она неукоснительно выполняет предписываемые традицией обеты, испросив на это разрешение мужа. Наиважнейшим из них является ритуал поклонения богине Гаури, дарующий долголетие супругу. Молодая жена должна следовать этому обету на протяжении первых лет замужества: только так она может заручиться поддержкой Гаури, способной преградить дорогу Яме, Богу смерти. Каждый вторник месяца Шраван (июль-август) перед фигурками Гаури (одно из имен Парвати - супруги Шивы, завоевавшей его благосклонность суровым постом), Шивы и Ганеши (сына Парвати и Шивы) молодая жена в окружении подруг и соседок совершает священные обряды.

Так же трепетно замужние женщины поклоняются баньяну в день полной луны индийского месяца Джьештх (май-июнь): корни дерева поливают водой, совершают ритуальный обход вокруг ствола с многочисленными ответвлениями и украшают их лоскутками ткани. Муж Савитри, Сатьяван, которому была предсказана недолгая жизнь, испустил последний вздох под баньяном, здесь же он и ожил после того, как верная Савитри упросила Яму вернуть ему жизнь. А если рядом с домом нет баньяна, то годится и ветка этого дерева, посаженная в горшочек, и просто картинка, изображающая Савитри около этого дерева Замужние женщины желают друг другу оставаться "вечными Савитри" и преподносят одна другой кокосовый орех, символ плодородия, и отрез на блузку.

К постам и обетам маратхская жена прибегает и во время болезни мужа, и в случае служебных неприятностей или длительного путешествия. Эти обряды, как правило, связаны с некоторыми ограничениями в еде и обычном распорядке дня, а также с приношениями даров по мере благополучного разрешения треволнений.

Повседневная жизнь женщины наполнена заботой о муже. Все ее желания — это в первую очередь желания ее мужа. Она всегда должна излучать приветливость, со вниманием относиться к домашним делам, все содержать в блистательной чистоте, экономно тратить деньги и наряду с мужем обслуживать своих детей и свекра со свекровью.

Утром жена встает раньше всех и спешит приготовить крепкий свежий чай с молоком, после этого она может разбудить мужа и без каких бы то ни было утренних приветствий — маратхи скупы на слова и эмоции — предложить ему напиток. Пока муж наслаждается чаем, жена подогревает воду для утреннего омовения — сначала его совершит муж, а потом она сама. Есть она будет только после того, как накормлен муж: в ортодоксальных семьях — с того же подноса, и любящий муж оставит ей куски побольше и получше; в менее ортодоксальных семьях — с чистого подноса и свежеприготовленную еду. Пока муж ест, она должна не спускать глаз с его подноса и подкладывать те кушанья, которые кончаются. Время следующей — вечерней — трапезы наступит после возвращения мужа домой; если он задерживается, то жена будет ждать его прихода, и чувство голода отступит перед чувством долга. Только однажды в жизни — во время одного из этапов церемонии бракосочетания — жена будет вкушать еду и одновременно с мужем, и с одного подноса; они даже накормят друг друга собственными руками в знак тесного единения.

Жена встает раньше мужа, а ложится позже; не сидит, пока не сядет он, и старается сесть так, чтобы оказаться ниже мужа Она не должна идти впереди мужа, а лучше немного сзади и никогда никуда не входить первой. Еще несколько десятилетий назад совместное появление жены и мужа вызывало всеобщее удивление. "В Колхапуре мы стали творцами исторического переворота, привлекая всеобщее внимание тем, что ходили вместе на прогулки, в кино и публичные собрания... В кинотеатрах женщины обычно сидели отдельно от мужчин, отгороженные каким-либо неплотным занавесом. Я же всегда садилась рядом с мужем — там, где сидели все мужчины, — вызывая всеобщее удивление. Рядом со мной несколько мест обычно оставались пустыми, и люди глазели на нас до начала фильма и во время антракта", — вспоминает Лилабаи Патвардхан, жена известного маратхского поэта Мадхава Джулиана (Мадхава Тримбака Патвардхана). И это воспоминание относится к 30-м годам XX в.! О том же времени писал Чинтанам Ганеш Колхат-кар, прославленный актер, признанный лидер маратхской сцены на протяжении многих десятилетий: "Он (дядя) имел обыкновение выходить на улицы Сатары в сопровождении жены, чем потрясал традиционалистов в этом ортодоксальном городке". Сегодня на улицах ма-ратхских городов вид супружеской пары, вышедшей на прогулку или направляющейся в гости, никого не удивит. Но по-прежнему муж и жена никогда не прикоснутся друг к другу на людях, а в больших патриархальных семьях будут избегать разговоров в присутствии старших.

Жена никогда не выказывает свое неудовольствие мужу при посторонних. Если она хочет что-либо сообщить ему наедине, то устремляет взор вниз, тем самым подавая ему знак Она никогда не проявляет инициативы в вопросах секса, но всегда откликается на желание супруга. Однако эротическая жизнь маратхов весьма сдержанна: традиционные-супруги даже не скидывают одежды во время интимной близости, поскольку все еще жив запрет на лицезрение чужого обнаженного тела.

Эстетический вкус мужа является решающим для жены. В своем дневнике Мая, жена известного историка Говинда Сакхарама Сардесаи, в начале века написала: "Мой муж считает, что я должна носить сари в соответствии с новой модой, не пропуская конец через ягодицы. Он думает, что это в действительности достойный способ. Но я не испытываю энтузиазма в отношении его идеи, и мне трудно воспринимать новый стиль после стольких лет. Я боюсь, однако, что он не собирается уступать мне в этом вопросе, и по-настоящему волнуюсь, как буду выглядеть в таком сари перед служанками".

Лилабаи Патвардхан вспоминает, как ее муж после свадьбы сделал ей замечание относительно размера Кучку: "И тут же мне пришло в голову — до сих пор я во всем подчинялась указаниям родителей. Теперь я должна подчиниться мужу. Как говорил древний мудрец "Женщина не заслркивает свободы".

Современная маратхская жена также советуется с мужем при покупке нового сари: он может не одобрить слишком большой вырез на блузке или отсутствие на ней рукавов. Практически ни одного решения жена не примет без обсуждения с мужем, и у нее нет человека ближе, чем он. Даже в дом своих родителей она возвращается только по определенным праздникам и на короткий срок: в противном случае муж остается без внимания, а ее репутация начинает вызывать сомнения.

Таким образом, характер неравноправных отношений между ма-ратхскими супругами очевиден уже из того факта, что предписания, что и как делать, касаются только женщины. На мужа налагаются обязательства самого общего характера, и в этих широких, мало чем ограниченных пределах он может выбирать любой стиль поведения. Общество ожидает от него лишь экономической поддержки жены и строгого нравственного надзора над ней: все еще живо представление, подкрепленное авторитетом священных книг, что именно женщины испытывают бблыпую потребность в чувственных радостях и поэтому легко могут пойти по неверному пути. Но маратхская жена, как правило, не обманывает ожиданий мужа и ведет себя в соответствии с программой, алгоритм которой заложен в ее генах и статусе, а основная коррекция осуществляется мужем Самая главная социально значимая функция супруга — передача патриархальной традиции, носителем которой (осознанно или неосознанно) он является, как мужчина и глава дома. Именно эта функция выводит его на позицию под-чиняющего, а поставленная задача решается воспроизведением собственной личности для обеспечения жизнеспособности традиции и реализуется через подчинение: так утрачивает свою идентификацию маратхская жена — ее заменяет воспроизведенная в ней личность мужа.

Вот лишь несколько сентенций, высказанных признанным ма-ратхским авторитетом, поэтом-проповедником XVII в. Тукарамом:

Только рядом с супругом, И более ни с кем, Обретает облик

Женщина... Украсит драгоценность

Женщину Только в том случае, Если есть ведущий ее муж..

Индийский мужчина, как правило, убежден в том, что он вызывает восхищение супруги:

Не знает верная жена, Как воспевать других, — Всеми чувствами

Обращена она к супругу. Он в ее душе, ее сердце-.

Мрку-подкаблучнику уготована страшная судьба:

Если уж такая жена,

То она отправит мужа в ад.

Она же не пускает его

В паломничество По святым местам, Уподобив собаке

На привязи. Вместо того чтобы

Служить мужу, Себе, как богу, молиться

Заставляет. Послушайте Тукарама: Тот муж — животное, осел, Он сам разрушил

Свою жизнь.

Разве можно пренебрегать советами авторитетных предков?

Жену держите как

Служанку. С ней с лаской если

Обращаться, То половина ее

Прегрешений Будет принадлежать

Мужу...


 

 

 

Читайте также:

  • 1
  • 2
  • 3
Пред След

Заем в МФО MoneyMan от 1 500 до 60 000 рублей

Заем в МФО MoneyMan от 1 500 до 60 000 рублей

  Заем в МФО MoneyMan для новых клиентов от 1 500 до 10 000 рублей                    Взять деньги сейчас >>         

еКапуста взять до 30 000 рублей

еКапуста взять до 30 000 рублей

  Заем в сервисе еКапуста: Сумма займа - до 30 000 рублей                                         Взять деньги сейчас >>       

Kredito24 от 2 000 до 9 000 рублей

Kredito24 от 2 000 до 9 000 рублей

  Kredito24   Сумма займа - от 2 000 до 9 000 рублей                                  Взять деньги сейчас >>        


 

 



wume.ru