зачем юристу история



Ответил - Людмила

Зачем юристу философия? — Новости — НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Зачем юристу философия?

Интервью с доцентом кафедры теории и истории права Михаилом Антоновым

- Михаил Валерьевич, какие курсы Вы читаете в ГУ-ВШЭ?

- Теория права и государства, история политико-правовых учений, история политической мысли России, философия права. Один из ключевых вопросов в каждой из этих дисциплин – вопрос о природе, сущности права, механизме его действия. История правовой мысли России и зарубежья дает материал для рассуждений – концепции ведущих мыслителей, которые до нас ставили этот вопрос и по-разному пытались на него ответить. И уже на этой основе в теории и философии права данный вопрос изучается в ракурсе современного права.

- Настолько будущему юристу нужна философия и история политической мысли, может ли он обойтись без этих знаний?

- Сегодня на этот предмет ведутся оживленные дискуссии, в ряде учебных заведений преподавание данных «мировоззренческих» дисциплин сильно сокращено. Но я думаю, что это неправильно. Для юриста, пожалуй, больше чем для представителей большинства других профессий, важна широта мировоззрения. Хороший юрист – а я говорю не о рядовом клерке, выполняющем техническую работу, а об успешном, высококвалифицированном специалисте – всегда должен быть готов решать нестандартные, нетривиальные задачи. Найти выход в сложной договорной схеме, истолковать туманный и неясный текст правовой нормы, сформировать стратегию в запутанном судебном деле – все это требует широкого взгляда на вещи. В том числе и понимания того, как действует право, что оно из себя представляет, где начинается и где кончается.

- Мне казалось, большая часть юридических вопросов решается либо в действующих законах, либо в юридической практике? То есть юристу скорее нужно знать, где найти ответ, чем пытаться формулировать его самостоятельно.

- Даже для того, чтобы найти ответ в информационно-справочной базе, юристу нужно, по меньшей мере, правильно поставить вопрос, обозначить сущность, природу проблемы, понять, а разрешим ли этот вопрос по действующему законодательству, либо ответ нужно искать в уставах, в договорах, в локальных трудовых документах. Но дело даже не в этом. Современное российское законодательство очень несовершенно во многих отраслях права. Прежде всего, в тех, которые развились только в постсоветскую эпоху: налоговое, таможенное, корпоративное, договорное право и многие другие. Они были созданы практически на пустом месте, поскольку советская система права в них почти не нуждалась. Вернее, они были более или менее искусно слеплены из разнородных институтов, заимствованных из европейского и американского права. Законодательное регулирование в них очень запутано, на многие вопросы ответ приходится искать по аналогии, додумывать, иногда создавать самостоятельно и отстаивать такие ответы в судебных тяжбах. Очень часты ситуации, когда на практике существуют два и более ответа, которые одинаково поддерживаются судьями и чиновниками. Здесь нужно определенное воспитание мысли, способность ориентироваться в сложных интеллектуальных схемах – философия и теория права в этом плане очень многое могут дать студенту, будущему юристу. Как практикующий юрист – а я несколько лет работаю ведущим юристом в аудиторской компании, до этого работал в прокуратуре, в юридических фирмах, на предприятиях – я в этом уверен.

- Как Вы сказали, все же существует определенное негативное отношение к теории права в преподавании и в правовой науке. С чем такое отношение связано?

- Как в любой отрасли знания, существуют и хорошие, и плохие теории. Или, говоря точнее, адекватные и неадекватные теории. Я во многом согласен с представителями отраслевых дисциплин, которые критикуют современную российскую теорию права за ее слабость, оторванность от практики и от научных достижений мировой правовой мысли. Сейчас в нашем юридическом образовании доминируют та теория, которая сложилась еще в советское время – этатистский позитивизм, который исходит из того, что право – это приказ суверена, созданная государством совокупность норм. Задача юриста – классифицировать и применять такие нормы. Популярность такой теории в Советской России понятна – по идеологическим причинам ни судья, ни адвокат, ни прокурор не могли и помыслить выйти за рамки государственно-партийных предписаний. Но сейчас ситуация изменилась, изменилось само право, а это требует и изменения нашего отношения к теории права. В тех сложных юридических вопросах, которые мы обозначили ранее, этатистский позитивизм не приносит никакой пользы. В западной правовой науке он полностью изжил себя и преодолен еще в середине прошлого века. Поскольку у нас строится новая система права, основанная на новых регулятивных принципах, нам сегодня нужны более адекватные теории, новые подходы к юридическому образованию.

- Какие из этих теорий Вы можете назвать?

- В современной правовой науке существует множество подходов к пониманию права, среди которых традиционно наиболее заметными являются естественно-правовой и позитивистский. В рамках наиболее древнего, естественно-правового подхода (от Платона и Аристотеля до Канта и Гегеля) право понималось как система вечных и неизменных истин. Это течение доминировало вплоть XVII-XIX веков, когда появился правовой позитивизм. По мнению сторонников этого подхода, человеческое познание должно сосредоточить внимание на изучении фактических явлений, данных внешнего опыта. Здесь, разумеется, возникает вопрос – с какими же фактами мы, прежде всего, встречаемся в праве? В зависимости от ответа на этот вопрос в позитивизме сформировалось три основные школы. Если первичным материалом для изучения права считается фактически существующий социальный порядок, тогда мы имеем дело с социологическим позитивизмом. Этот подход был представлен такими учеными, как О. Эрлих, Э. Дюркгейм, Г. Гурвич, Р. Паунд и многие другие. Среди современных ведущих представителей можно назвать Р. Коттеррелла и М. Ребиндера. Если основополагающими фактами права считаются официальные предписания и сформулированные в них нормы, то речь идет о нормативистском позитивизме. Типичные представители этого направления – Дж. Остин и Г. Кельзен. В XX веке стали развиваться более утонченная версия этого направления – аналитический позитивизм: Г. Харт, Е. Булыгин, Дж. Раз. Наконец, если предполагается, что в основе права лежат психологические эмоции, то это – психологический позитивизм, ведущим представителем которого был польско-российский правовед Л. И. Петражицкий. В XX веке, под влиянием позитивистской критики, изменился и естественно-правовой подход, возникли более интересные и последовательные доктрины. Здесь, прежде всего, можно назвать таких мыслителей, как Р. Дворкин, Л. Фуллер и Дж. Финнис. Думаю, что современной российской науке о праве следует ориентироваться на последние достижения мировой теоретико-правовой мысли, которые достигнуты этими двумя базовыми направлениями: позитивистским и естественно-правовым. Хотя должен оговориться, что существуют и иные, не менее интересные направления: правовой реализм, коммуникативная теория права, школа критических правовых исследований и многие другие.

- Как интерес к этой проблематике проявляется в Ваших научных исследованиях?

- На самом деле, изучение современных теоретико-правовых теорий, их «трансплантация» на российскую почву – это мой основной научный интерес. В этом плане я работаю над переводами основных научных трудов, над статьями и работами по творчеству ведущих теоретиков права XX века и наших дней, над актуальными для современности теоретическими проблемами. Так, с немецкого переведена важнейшая книга О. Эрлиха «Основоположение социологии права», с английского – работа М. Ван Хука «Право как коммуникация» и ключевое произведение нормативной теории права – книга Е. Булыгина «Нормативные системы». В настоящее время комментированные переводы этих работ готовятся к публикации. Уже опубликован перевод с французского основных трудов Г. Гурвича. Помимо этого, я занимаюсь концепциями правовых реалистов, современными дебатами между представителями инклюзивного и эксклюзивного направлений нормативистского позитивизма и другими важными для теоретического правоведения концепциями. Разумеется, я стараюсь следить за развитием российских и зарубежных теоретико-правовых исследований, участвовать в важнейших научных конференциях. Одним из таких научных событий стала недавняя международная конференция «Право и нейтральность», прошедшая в конце мая в Жироне (Испания), которая собрала ключевых представителей современной философии права. Надеюсь рассказать Вам об этой конференции при следующей встрече.

- Будем ждать! Спасибо за интересную беседу!

https://spb.hse.ru/news/67803771.html





wume.ru