Травмирующие факторы большой силы или большой длительности могут вызвать невротические и реактивные состояния и у ребенка с сильным типом высшей нервной деятельности. Однако чаше заболевают дети слабого типа. Это дети, у которых в семейном анамнезе имеется сумма вредных предпосылок; дети, матери которых страдали в период беременности токсикозом; дети, перенесшие родовую травму, болевшие острыми инфекциями с осложнением на центральную нервную систему, с хронически протекающей инфекцией, получившие травму головы и т. д.

Согласно нашим наблюдениям, тяжелый токсикоз беременности оказывает безусловное влияние на формирование личности ребенка .

В этих случаях мы часто встречали патологически замкнутых детей. Своеобразие их проявляется с первых месяцев жизни. Такой ребенок не идет на руки к чужим, а позднее не устанавливает с ними речевого контакта, не любит играть со своими сверстниками. Он нередко даже поздно овладевает речью как средством контакта с людьми, и первыми словами его часто бывает не обычное «ма-ма», «ба-ба», а название машины, механизма, которые привлекают к себе интерес ребенка.

Фразовая речь развивается иногда с опозданием. В дальнейшем своеобразие этих детей заключается в том, что у них очень сильна тенденция жить в мире фантазий. Они создают себе в мечтах сказочные страны, в которых живут воображаемые персонажи. Интересы детского коллектива их мало привлекают. Моторика и навыки самообслуживания развиты слабо. Они неловки, медлительны. Без конца сидят за столом, долго одеваются; в возрасте 7—8 лет могут надеть одежду наизнанку и ходить в таком виде, не замечая допущенной оплошности.

В том возрасте, когда внимание их сверстников обычно привлекают конкретные явления, дети описываемого типа заняты отвлеченными вопросами. В школе, к требованиям которой они подчас трудно приспосабливаются, замкнутые дети вызывают насмешки своих товарищей и получают прозвища «профессор», «ученый» и т. д.

Своими переживаниями такие дети обычно не делятся ни с товарищами, ни со взрослыми. Будучи часто крайне чувствительными, они переживают все остро, глубоко и одиноко. Жизнь дается замкнутому ребенку нелегко. Не делясь своими переживаниями, он долго на них задерживается и с трудом переключается на очередные новые впечатления. Он редко весел, бодр и оживлен. Мало живя интересами своих сверстников, такие дети нередко вырастают индивидуалистами, эго-центриками и эгоистами, не умеющими подчинять свои интересы интересам коллектива.

Описываемые нами дети говорят оживленно и много (нередко с оттенком резонерства) только в том случае, если беседа коснется сферы их интересов. Вообще же они молчаливы и немногословны. В случае психической травмы совсем замолкают или, не вступая в беседу, сохраняют речевой контакт только с наиболее близкими товарищами (Трамер) — полный или частичный мутизм.

Макфарлен (Macfarlane) отмечает, что в формировании характера замкнутых и во вне направленных детей играют роль физиологические факторы: при низком энергетическом уровне и преобладании «возбудимости желудочно-кишечного характера» формируется тип замкнутого ребенка. При наличии высокого энергетического уровня и преобладании «периферической возбудимости (кожные аллергии)» чаще отмечается тип, направленной во вне личности. Таким образом, автор устанавливает влияние биохимических факторов на реакцию личности детей на окружающее.

Под нашим наблюдением среди многих подобных детей было двое — брат и сестра, 5 и 6 лет, родившиеся от матери, переносившей во время беременности оба раза тяжелый токсикоз (почечная недостаточность). Оба раза ей приходилось ложиться в родильный дом за месяц при родах мальчиком и за 3 месяца при родах девочкой.

Марк М., 6 лет. У матери с 3-го месяца беременности появился белок в моче. Ребенок родился недоношенным, в асфиксии, был слабеньким, болел желтухой, трижды подвергался переливанию крови (в течение месяца находился в родильном доме). Вскармливался искусственно. В дальнейшем развивался нормально. Фразовая речь с 2 лет, косноязычная — до сих пор. Болел в пятимесячном возрасте диспепсией в течение 3 дней, позднее — пневмонией, гриппом, ангиной в легкой форме. Ребенок хорошо развит, знает много стихотворений, знаком с буквами, придумывает интересные игры. До 3 лет спокойный; с 3 лет стал упрям, взрывчат; страдает отсутствием аппетита. Всегда трудно шел к людям, был очень стеснителен, говорит про себя: «Я стесняюсь». Крайне трудно устанавливает контакт с детьми: хорошо играя с соседским мальчиком, после пребывания на даче, в течение 2—3 недель, заново привыкает к нему. С посторонними не разговаривает и не принимает их ласку. После 3 лет перестал общаться с хорошо знакомым ему дядей, хотя часто видит его и получает от него подарки.

Ребенок помещен в невропсихиатрический стационар при Центральном невропсихиатрическом диспансере для детей раннего возраста 20/V, выписан 9/VІІІ 1953 г.

В соматическом статусе: отсталость роста. Уплощена левая но-согубная складка, язык отклоняется влево. Коленные рефлексы повышены с расширенной зоной. Ладони и стопы влажны. Повышенная зябкость. Состав крови в пределах нормы. Рентгенологическое исследование черепа: выраженные пальцевые вдавления, бороздки мозговых и диплоических вен. При исследовании дает негативи-стическую реакцию. С детьми разговаривает, но в очень ограниченных пределах, с взрослыми почти не говорит. Исследовать высшую нервную деятельность ввиду категорического отказа не удалось.

С детьми держится агрессивно, подзадоривает находящуюся тут же сестру плюнуть в чужую тарелку. Тоскующему по родителям ребенку сказал: «Ты все равно домой не пойдешь». Подошел и без всякого повода ударил мальчика. На вопрос, почему он это сделал, ответил: «А он давно меня обидел».

Выписан с некоторым улучшением в поведении. Изредка, когда обращаются не к нему, говорит отдельные фразы.

Внутриутробная жизнь ребенка протекала в неблагоприятных условиях (токсикоз беременности у матери и роды раньше срока), появление на свет происходило в асфиксии. Надо думать, что нервная система такого ребенка крайне слаба (имеются все основания предполагать патологию обмена веществ). Пороги восприятия, вероятно, здесь снижены. Окружающая реальности является для ребенка сверхсильным раздражителем. Отсюда и сохранение в силе оборонительного рефлекса, и отсутствие потребности в контакте с людьми. Резкое ухудшение всех явлений с 3 лет (первый возрастной кризис) говорит о том, что в данном случае, возможно, имелся неправильный подход взрослых (развитие упрямства, агрессии). Значительной инертностью психики должна быть объяснена и длительная задержка оборонительного рефлекса, и задержка реакций агрессии, возникших в возрасте 3 лет (криз).

Сима М., 5 лет. Беременность у матери протекала также с токсикозом (выраженная почечная недостаточность). Мать была помещена за 3 месяца до родов в родильный дом. Роды нормальные, в срок. Речь фразовая с 2 лет, косноязычная. Перенесла пневмонию, грипп, ангины. Подобно брату, ни с кем из взрослых, кроме отца и матери, не разговаривает, играет только с соседским мальчиком. Растет неспокойной, настойчивой, упрямой, раздражительной, плаксивой, но более смелой, чем брат. Принята в стационар одновременно с братом. С соматической стороны отклонений нет. Слева сухожильные рефлексы выше, чем справа. Влажные, бледные руки.

На рентгеновском снимке черепа: выраженные пальцевые вдавления, равно как бороздки мозговых и диплопических вен. Оживленно говорит с детьми. Во всем подражает брату. Когда его нет, скучает, на глазах появляются слезы. Интеллектуально хорошо развитая девочка. Умело складывает кубики, детям говорит стишки, свободно держится в детском коллективе.

Подчеркнуто капризна, нарочито молчит при взрослых, в игре же с воспитательницей иногда шепотом говорит отдельные слова. Бывает груба с детьми.

При исследовании высшей нервной деятельности условная двигательная реакция на звонок установилась быстро, но была непрочной.

Постепенно девочка стала мягче. Выписана вместе с братом 9/VІІІ 1953 г.

Сходство поведения Симы с поведением ее брата объясняется, конечно, прежде всего общей причиной — токсикозом во время беременности матери. Однако полностью исключить элементы подражания в данном случае нельзя. Психика девочки подвижна, нет той органически обусловленной инертности, которая наблюдается у Марка.

Через 2 месяца дети были обследованы на дому. Выяснилось, что когда после месячного отсутствия на курорте домой вернулись

родители, дети подняли такой плач, что «сбежалась вся улица»; они шли к родителям, не здоровались с ними, не ласкались. Привыкали вновь к ним постепенно. От гостей также прячутся под стол.

Ввиду необходимости добиться того, чтобы старший ребенок был в состоянии пойти в школу осенью 1954 г. «говорящим», Марк был принят в стационар вторично, без сестры. За время пребывания дома перенес скарлатину. После этого стал очень боязлив; боялся оставаться один в комнате, ходил по пятам за матерью, был очень капризен, много плакал.

В течение 1½ месяцев находился вместе с сестрой за городом в детском саду. Со взрослыми по-прежнему не разговаривал.

Идти в стационар не хотел. Говорил матери: «Лучше ты меня убей». Обещал, что когда пойдет в школу, будет со всеми говорить. Ребенок развивается хорошо, задает много вопросов, не по-детски интересуется политикой.

Будучи помещен вторично в стационар 16/III, плакал. Растерянный, заторможенный стоял посреди комнаты, ни с кем не разговаривал.

Постепенно включился в коллектив; занимается с логопедом, начал говорить с ней шепотом. Постепенно становится менее застенчивым; на занятиях стал отвечать при всех; говорит с врачом на отвлеченные темы. Когда разговор заходит о нем самом, замолкает, засунув пальцы в рот. В откровенной беседе признался, что «стесняется говорить: но будет вырабатывать в себе волю». Фантазирует: «Я на луну влезу, стану ее хлестать, а потом сяду и раздавлю ее». При выписке 19/VIII говорит громко со всеми окружающими.

Катамнез в конце декабря 1957 г. Хорошо учится во 2-м классе, говорит свободно и с детьми, и со взрослыми.

Такие дети, как приведенные выше, безусловно являются повышенно ранимыми и под влиянием неблагоприятных факторов легко дают срывы в своей нервной деятельности. В преобладающем числе случаев патологически замкнутые дети обладают слабым типом нервной системы.

Указания на большую роль токсикоза беременности в своеобразии биохимических особенностей личности ребенка имеются в работах Л. Н. Чеховой.

С детьми, замкнутость которых проявляется с первых лет жизни, необходимо проводить соответствующую работу. Родители должны стремиться держать такого ребенка всегда в коллективе (детских яслях, детском саду или, по крайней мере, в детской группе, организованной совместно несколькими родителями). Уже в дошкольном возрасте нужно вовлекать ребенка в детский коллектив, постепенно сближая его на почве совместной работы сначала с одним-двумя наиболее

подходящими по складу характера детьми, а затем и с остальными детьми группы.

В школе такие дети нуждаются в индивидуальном подходе. Не обладая гармонично развитыми двигательными навыками, они отстают от сверстников в физкультурных занятиях и в играх; часто их неловкость вызывает насмешки.

Наряду с этим высокий интеллект этих детей, повышенная склонность к анализу, ранняя доступность абстрактного мышления могут быть удачно использованы педагогом, чтобы поднять их авторитет в глазах товарищей по классу. В общественной жизни при помощи педагога, пионервожатого (участие в стенгазете, в организации помощи отстающим товарищам) такие дети понемногу налаживают правильные взаимоотношения с коллективом. Внимание детей с чрезмерно развитой фантазией необходимо переключить на конкретную действительность.

Не благоприятные условия развития ребенка во внутриутробном периоде жизни могут привести к повышенной нервной возбуимости ребенка. Таких детей педиатры обычно называют невропатами, справедливо полагая, что это «врожденно нервные дети». В военные годы в оккупированной зоне, где матерям во время беременности приходилось переживать постоянные волнения и недоедание, количество таких возбудимых, или, как их принято называть, невропатических, детей возросло. Своеобразный облик этих детей бросается в глаза уже в первые месяцы жизни. Пороги раздражения у них снижены. Дети реагируют вздрагиванием на всякий громкий звук (на стук хлопнувшей двери, шум едущего мимо окон трамвая), недовольно жмурятся при ярком свете. Они быстро краснеют, бледнеют, чувствительны к холоду. У них отмечается повышенная обидчивость, большая впечатлительность. Сон и аппетит нередко снижены. Под влиянием внешних раздражителей у них легко возникают страхи. Такие дети с первых дней жизни беспокойны. В момент волнения они дрожат мелкой дрожью. Позднее всякий незначительный повод вызывает у них обиду, слезы. Дети вспыльчивы, но вследствие истощения их гнев быстро переходит в слезы.

В школе они болезненно реагируют на плохую отметку и малейшую ссору с товарищами переживают остро и бурно. Внимание их неустойчиво, они легко отвлекаются по малейшему поводу. На 3-м и 4-м уроке такой ребенок устает, зевает, плохо слушает, разговаривает с соседями. Интересы его непостоянны. Повышенно возбудимые дети часто страдают расстройством сна и аппетита, нервными рвотами, энурезом.

Так как у детей с повышенной возбудимостью отмечается снижение порогов раздражения, в младенчестве они нуждаются в бережном, осторожном подходе к ним. В комнате, где спит ребенок, не должно быть слишком сильных раздражителей — резких звуков, яркого света. Не следует перегружать нервную систему ребенка излишним количеством раздражителей, а нужно вводить их в поле его внимания в известной последовательности.

Наряду с этим рекомендуется систематически закаливать такого ребенка, осторожно тренировать его нервную систему, развивать в нем устойчивость и выносливость по отношению к неблагоприятным раздражителям. Наблюдение показывает, что с годами психика ребенка при таком подходе приобретает все бóль-шую и бóльшую устойчивость.

Нам приходилось встречать тяжелые невротические состояния у детей при наличии скопления вредных факторов в семейном анамнезе, когда психически больная мать переносила вспышку психоза во время беременности.

Приводим в качестве примера следующий случай.

Оля З., 7 лет. В семейном анамнезе тяжелая отягощенность: мать и две тетки по матери больны шизофренией, отец вспыльчив, выпивает; мать во время беременности перенесла психотическую вспышку.

Девочка развивалась нормально, но всегда была повышенно возбудима. Перенесла коклюш, грипп, дизентерию в легкой форме. Остро реагировала на громкие звуки, плохо спала. В возрасте 7 лет была переведена из детского сада, который посещала ежедневно, на шестидневку в другой сад. Поведение резко изменилось. Стала тосковать, много плачет, не хочет идти в детский сад. Утверждает, что «тетя там ругается», «бьет» (последнее не соответствует действительности). «Плачу по понедельникам» (когда уходит в детский сад). Жалуется на боли в животе («боюсь умереть»). Рассказывает, что «бабушка хорошо умерла, заснула; вот бы мне так умереть, когда я буду старенькая». Будучи помещена

в стационар, обнаружила вполне соответствующее возрасту развитие, хороший круг сведений. Очень ипохондрична — «болит живот», «умирает» и т. д.

Скопление вредных факторов в анамнезе и внутриутробная интоксикация обусловили врожденную слабость нервной системы. Отрыв от родителей явился здесь сверхсильным раздражителем. В результате реактивно возникшее депрессивное состояние.

Для предупреждения возникновения повышенной возбудимости ребенка необходимо следить во время беременности за состоянием женщин, которые обнаруживали в жизни повышенную нервозность. Следует обратить внимание на систематически возникающие у некоторых беременных рвоты (токсикоз), ведущие к истощению организма матери, а тем самым и плода.

Борьба с желудочно-кишечными заболеваниями детства широко ведется в нашей стране. Большое значение имеет строгое соблюдение родителями рекомендуемого консультацией режима питания детей раннего возраста.

Известное сходство с повышенно возбудимыми детьми представляют дети, п ер ене сши е тя жело про-т екав ш ую инфекци ю , сопровождавшуюся истощением центральной нервной системы. До того здоровые дети становятся крайне неуравновешенными, дают по малейшему поводу взрывы раздражения, заканчивающиеся слезами. И складка простыни на кровати, и пятнышко, оставшееся после приема пищи на платье, — все служит поводом для так называемых «капризов». Детей раздражает яркий свет лампочки, они болезненно морщатся при громком голосе. В их поведении (детей младшего возраста) появляются признаки не свойственной им беспомощности: они требуют присутствия матери, просят их кормить с ложечки, одевать, хотя вполне уже овладели этими навыками, по-детски лепечут, в то время как уже владеют фразовой речью, начинают мочиться под себя, хотя раньше были вполне опрятны.

В описанном послеинфекционном состоянии нервная система ребенка очень слаба, и даже по незначительному поводу у него могут возникнуть психогенные реакции. Эти дети нуждаются в общеукрепляющем лечении

(рыбий жир, фосфор, глюконат кальция, витамины, железо).

В главе о реактивных состояниях мы видели, что в анамнезе детей, отказывающихся посещать школу после имевшего место конфликта, можно было отметить предшествовавшие этому инфекции, нарушившие адаптационную функцию личности. В тех же случаях, когда дети преодолевали свою отрицательную реакцию на школу, после инфекции наступал рецидив.

Тяжело, с осложнением на центральную нервную систему протекавшие инфекции могут надолго астени-зировать психику ребенка. В течение длительного срока ребенок страдает головными болями, головокружением, фотопсиями, галлюцинаторными и иллюзорными восприятиями. Обостряется чувствительность к звукам: при шуме резко усиливается головная боль. Падает внимание, способность сосредоточения, снижается память. Ребенок устает и к концу 2-го урока уже перестает усваивать материал. Указанная симптоматика находит свое объяснение в тормозном состоянии коры (условная двигательная реакция в таких случаях вырабатывается с затруднением и непрочна, время реакции удлинено, сила нажима малая, дифференцировки вырабатываются с трудом, выражено последовательное торможение). Нередко отмечается инертность нервных процессов. В этих случаях утомляемость может привести к выраженным фазовым состояниям, когда ребенок совершает нелепые поступки.

В силу снижения порогов восприятия шумный коллектив утомляет ребенка: в этих случаях он либо отходит от коллектива, либо дает реакции «раздражительной слабости» (конфликтует с детьми, может ударить, подраться, позволяет себе грубости). Образуется цепь непрерывных недоразумений, воздействий, упреков без учета того, что поведение ребенка есть результат слабости, а не злостного нарушения дисциплины. Таким образом, возникает невроз. Кроме того, нервная система ребенка в послеинфекционном состоянии резко ослаблена и всякий травмирующий фактор, лежащий и за пределами школы, легко может привести к психогенному нарушению.

Юра М., 6½ лет. Ребенок в развитии не представлял никаких отклонений от нормы. В возрасте 3 лет заболел тяжелой дизенте-

рией, дошел до резкого истощения. После болезни сильно изменился. Развитие протекало нормально, был очень сообразителен, но давал необыкновенно острую реакцию на окружающее. В возрасте 5 лет заболел скарлатиной, протекавшей с высокой температурой, доходившей до 40°, с бредом. Будучи помещен в больницу, очень остро переживал разлуку с матерью, плакал, был угнетен. После скарлатины перенес еще коклюш и свинку. Стал крайне возбудим, набрасывался на детей, вызывавших его раздражение. В детском саду, куда его поместили, не хотел оставаться. В то же время проявлял крайнюю стеснительность. Много фантазирует, однообразно и несложно (по ходу беседы), как ребенок более младшего возраста.

Интеллект высокий, развитие также. Наряду с этим иногда дает неожиданные высказывания, не связанные с реальностью и как бы алогичные: «Я воюю с левой стороны» (фазовое состояние). По лицу часто пробегают гримаски.

После перенесенной в возрасте 3 лет тяжелой дизентерии развилась повышенная возбудимость и раздражительная слабость. Ребенок дал реакцию тоски на помещение в больницу. Обычные факторы окружающей реальности становятся для него сверхсильными раздражениями. Набрасывается на раздражающего его ребенка (фазовое состояние). При хорошо развитой второй сигнальной системе отмечается нарушение ее взаимодействия с первой. Клиническим выражением торможения коры является стеснительность и повышенная истощаемость и в мышлении, и в фантазиях (нарушение логической связи в мышлении). Гримаски на лице, видимо, возникают в результате индукции с заторможенной коры на подкорку.

Попытка помещения в детский сад дает подавленное состояние и слезы. Таким образом, на фоне истощенной инфекциями слабой нервной системы дважды возникают реактивные состояния.

Аналогичную картину мы встречаем у Бори Б., 6 лет.

Ребенок был спокоен до 1 года 3 месяцев, когда заболел хронической формой дизентерии. В течение 2 месяцев находился в больнице. Был в очень тяжелом состоянии, ослаб, дни и ночи не спал, кричал. После этого стал очень беспокоен. Переходной возраст (3—4 года) переносил очень тяжело. Был крайне упрям, кусал детей, бил руководительниц яслей и детского сада; когда мать заходила за ним в детский сад, прятался под кровать и не хотел к ней выходить. В детском саду в виде меры воздействия его помещали в изолятор.

В соматическом статусе отклонений от нормы нет. Отмечается асимметрия носогубных складок. Язык уклоняется влево. Ликвор: цитоз 4/13. Реакция Панди +.

Ребенок порывист, чрезмерно подвижен, неусидчив, очень неустойчивое внимание и непостоянные интересы. Эмоциональность живая. С детьми все время конфликтует.

В то же время утверждает, что в детском саду ему «лучше, чем дома».

И в данном случае во время хронической дизентерии возникли большие трудности в поведении, усилившиеся в период первого возрастного криза. У ребенка нарушены корко-подкорковые отношения, преобладает раздражительный процесс, иррадиирующий на двигательную область. Отсутствует активное торможение. На почве обострения всех трудностей его поведения в возрасте 3—4 лет возникают конфликты с окружающими (бьет руководительниц, прячется от матери в детском саду).

Ребенка с постинфекционным (особенно после кори и гриппа) истощением центральной нервной системы не следует торопиться пускать в шумный коллектив детского сада и школы.

Что же касается симптома отказа от самостоятельности, от уже приобретенных навыков, то это не по годам «детское» поведение обычно исчезает с укреплением общего состояния организма. Однако, обращаясь с истощенным после инфекции ребенком весьма бережно, отнюдь не следует потворствовать его беспомощности, а надо ласково, но твердо настаивать на пользовании уже давно приобретенными навыками. Иначе у ребенка может упрочиться стремление прибегать к чужой помощи даже в тех случаях, когда он должен доверять своим собственным силам.

Сходную картину астении мы имеем и при травмах мозга, когда ребенку, выписавшемуся из больницы, разрешено посещение школы и он считается практически выздоровевшим, а на самом деле не является таковым. У такого ребенка отмечается выраженная истощаемость и на 3—4-м уроке он уже не может слушать объяснений. Возникает головная боль, ощущение «мути» в голове, перед глазами мелькают черточки, кружочки, ломаные линии. Ребенок испытывает головокружение, бледнеет, его лицо нередко покрывается каплями пота. Иногда при вызове учительницы наступают «провалы памяти». Ребенок либо сидит в полной прострации, либо начинает отвлекаться беседой с соседями. Придя домой, он испытывает потребность лечь; ему трудно заставить себя готовить уроки. Уступая настойчивости родителей, он покорно садится за занятия, но плохо усваивает заданный материал и устает ещё больше. Засыпая вечером, он нередко испытывает такое ощущение, будто кровать под ним качается, предметы изменяют величину и то приближаются, то отдаляются от него.

Такие дети иногда бывают чрезвычайно взрывчаты. Это обычно зависит от явлений раздражительной слабости, от снижения порогов раздражения, от непереносимости громких звуков (гиперакузия). Иногда неправильности поведения детей протекают на фоне тонких нарушений сознания (О. П. Юрьева).

В этих случаях, так же как и в группе детей с явлениями постинфекционной слабости, педагоги школы и родители часто не понимают патологии поведения ребенка и наносят ему новую травму, обвиняя его в нарушении дисциплины. Возникает сшибка нервных процессов и формируется невроз. С другой стороны, на фоне ослабленной нервной системы легко возникают невротические явления и под влиянием факторов, выходящих за пределы школы. Рассмотрим примеры.

1. Саша С., 7 лет. Развитие ребенка протекало нормально до 4½ лет. Болел только коклюшем. В возрасте 4½ лет перенес тяжелое сотрясение мозга. 2 дня лежал в Тимирязевской больнице — была сильная рвота. По выписке ребенок очень слаб, вял. Начал заикаться, стал очень нервный. Постепенно явления заикания уменьшились. В детском саду, посещение которого вскоре возобновилось, вел себя плохо — разбрасывал игрушки, отбирал их у детей, был неряшлив, суетлив и очень пуглив. Ребенка сильно раздражали звуки, шум детского коллектива. Стал быстро уставать, болела голова и живот, плохо спал. По ночам кричал «боюсь». В последние месяцы заикание опять усилилось.

В соматическом статусе отклонений от нормы нет. В неврологической сфере легкая анизокория, парез лицевого нерва справа. Ликвор: цитоз 13/3. Реакция Вейхброда +. Реакция Ланге 0,12200. Реакция Панди +.

В стационаре, куда ребенок был помещен, обнаружилось резкое тоническое заикание и элементы косноязычия. Пуглив. Мальчик ощущает свою речевую недостаточность.

Исследование высшей нервной деятельности дало быструю выработку условной двигательной реакции на красный свет и диффе-ренцировку на зеленый. На звонок долго не устанавливалась условная двигательная реакция. По-видимому, звонок являлся сверхсильным раздражителем. После выработки условной двигательной реакции на звонок и дифференцировки на зуммер установился

быстро стереотип. В дальнейшем легко справился с усложнением стереотипа (синий свет +; белый — ). Переделка произошла легко. Перевод же из первой сигнальной системы стереотипа во вторую произошел не сразу.

У ребенка, перенесшего в возрасте 4½ лет травму головы, обостряется, особенно ко второму возрастному кризу (6—7 лет), головная боль, гиперакузия, истощае-мость, появляются трудности поведения. Раздражители окружающей обстановки при наличии резкой гипераку-зии, головной боли, истощаемости являются для него сверхсильным раздражителем и дают невротические явления — заикание, страхи по ночам.

2. Таня Н., 9 лет. У матери был токсикоз беременности. В возрасте 2½ лет девочка перенесла ушиб головы с потерей сознания, в восьмилетнем возрасте — корь в тяжелой форме с потерей сознания и высокой температурой. С 6 лет жалуется на головные боли в лобной области, сопровождающиеся тошнотой и головокружением. Одновременно испытывает боль в животе. С 8 лет эти приступы участились.

Прощупывается увеличенная печень. Анализ крови: лимфопе-ния (4550), увеличение палочкоядерных (9%), лимфоцитов 37%, РОЭ 11 мм в час. Сахар в крови—92 мг%, в ликворе — 53 мг%.

Л и к в о р : белок — 0,06%, цитоз — 4/3. Реакция Панди +, реакция Нонне-Апельта +. Давление — 380 мм водяного столба.

Девочка постоянно испытывает головную боль и головокружение. Двоятся предметы и строчки при письме, одновременно кружатся предметы, в глазах мелькают разноцветные шарики (круги), один в другом.

Угнетена, вяла, лицо отражает грусть. Вздыхает и плачет во время беседы. В голосе звучат нотки плача (дети в школе прозвали ее «писклей»). Говорит, что за письмо (строчки неровные из-за двоения в глазах) в школе ей снижают отметки, бранят, наказывают, а дома — упрекают. В беседе быстро утомляется.

В данном случае имеется выраженный послетрав-матический церебрастенический синдром, обострившийся после поступления девочки в школу в связи с той нагрузкой, которая легла на нее. В школе ошибки письма, обусловленные головокружением и двоением в глазах, воспринимались педагогом как проявление небрежности, за которую девочку бранили и наказывали.

Структура психопатологического состояния сложная. Упорная головная боль свидетельствует об очаге инертного раздражения. Разливающееся вокруг торможение находит свое выражение в вялости и пассивности. На этом фоне выступают очаги раздражения, связанные со зрительным анализатором и с функциональной динамической структурой, реализующей сенсорный синтез. Наряду с этим имеет место вторично развившаяся депрессия, возникшая на почве постоянной психической травматизации упреками и наказаниями (реактивное состояние).

Все вышеприведенные примеры указывают на необходимость осторожного и бережного подхода к детям приходящим в школу непосредственно после недавно перенесенной инфекции или травмы либо в стадии декомпенсации прежде имевших место заболеваний. Своевременное распознавание сущности «плохого письма», «нарушения дисциплины», «дурного поведения» позволит избегнуть травматизации ребенка. Лечебные мероприятия в этих случаях значительно улучшают состояние ребенка. Не следует ни в коем случае торопиться посылать ребенка, перенесшего травму мозга, в школу. Требуется также работа с родителями больных детей. Как правильно указывает Лоис Барклей Мерфи, родители всегда легче контактируют с ребенком, поведение которого соответствует их желанию. Если же ребенок обладает нежелательными чертами характера, родители нередко воспринимают его как «плохого» и дают неправильные на него реакции. Автор отмечает, что у каждого ребенка есть свой порог для «поломки здоровья». Инфекция и травмы резко снижают этот порог и уменьшают способность приспособления к требованиям семьи и школы, не представляющих особых затруднений для здорового ребенка.


 

 



 

 

 

Читайте также:

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Пред След

НЕКОМБИНИРОВАННЫЕ ТАБЛЕТКИ (МИНИ ПИЛИ)

Мини-пили содержат только гестагены, что позволяет исключить возможные побочные эффекты эстрогенов. В настоящее время мини-пили включают в себя лишь микродозы гестагенов (30-500 мкг). Свойства, взаимодействие с другими лекарственными средствами, показания...

ПЕРВЫЙ МЕСЯЦ БЕРЕМЕННОСТИ

ПЕРВЫЙ МЕСЯЦ БЕРЕМЕННОСТИ

БУДУЩИЙ РЕБЕНОК К концу первых суток после оплодотворения начинается деление зиготы. Через 30 ч образуется две клетки, еще через 10 ч — четыре, к 6–7 суткам после оплодотворения число клеток...

МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СОСТОЯНИЯ ОСАНКИ У ДЕТЕЙ РАННЕГО И ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

Ребенок осматривается в его привычной позе, стоя на расстоянии 1 м от врача. Осмотр проводится в трех положениях: спереди, сбоку и сзади. При осмотре спереди определяются: —  положение головы —...

ЖЕНЩИНА В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИКЕ

АВ. Солодов Меется устойчивое мнение о том, что в странах Востока участь женщины незавидна, тяжела, она полностью подчинена прихотям мужчины, и ее удел — семья, кухня и женская половина дома ...

ЖЕНЩИНА И ДЖАЙНИЗМ

АЛ. Ткачева "Жена - дверь к миру страданий, сыновья — враги тебе-." В джайнизме люди, интересующиеся религиями Востока, знают меньше, чем о любой другой религии Индии. Отчасти это объясняется тем,...

ПРАВДА И НЕПРАВДА О ГОРМОНАХ

Гормоны. Их окружает множество мифов. Эти мифы проникают в средства массовой информации. «Уровень эстрогена понижается при приеме премарипа. Эстроген вызывает рак, но он предотвращает заболевание сердца. Нет, не предотвращает. Эстроген...

Очищение организма после болезней и отравлений

Что общего у болезней и отравлений В первой части книги мы уже обсуждали процессы образования различных эндотоксинов или различного рода «гуано» в нашем организме. При отравлениях и болезнях происходящие процессы...

БРАЧНЫЙ СОЮЗ: ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПАРТНЕРОВ

Ашок Келкар Доктор Ашок Келкар - известный индийский ученый-гуманитарий. Его эссе содержит психологический портрет индийского брака: любовь как внезапно нахлынувшее (и потом исчезнувшее) чувство неизвестно сред-нестатистическому индийцу. “Любовь по-индийски”, или...

БОЛИ В ОБЛАСТИ ЖИВОТА

Это распространенный симптом, отражающий разнообразную патологию детского возраста. Характер и локализация болей во многом зависят от нервных волокон, передающих импульсы. Боль, возникающая в органах брюшной полости, ощущается на уровне того...

РАСХОДЫ НАСЕЛЕНИЯ НА МЕДИЦИНСКУЮ ПОМОЩЬ (ЧАСТНЫЕ РАСХОДЫ)

РАСХОДЫ НАСЕЛЕНИЯ НА МЕДИЦИНСКУЮ ПОМОЩЬ (ЧАСТНЫЕ РАСХОДЫ)

Частные расходы на медицинскую помощь в РФ в 2011 г. составили 930,3 млрд руб. или 32% общих расходов на здравоохранение, в развитых странах ОЭСР — 28%. Эти расходы складываются из...

ДВИГАТЕЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ

Двигательные невротические нарушения бывают двоякого рода. Одни из них представляют собой симптомы раздражения определенных анализаторов, другие — выпадения их функций. К первым относятся судорожные припадки. Как известно, в связи с...

ЭСТРОГЕНЫ И ВАШ ВЕС

Вам когда-нибудь говорили, что эстрогены вызывают увеличение веса? Вам говорили, что если вы принимаете эстрогены, то обязательно растолстеете? Многие из нас это слышали. Но правда ли это? Почему же молодые...

НАРУШЕНИЯ ФУНКЦИЙ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ И СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОГО АППАРАТА

У детей младшего возраста нередко наблюдается так называемый нервный кашель. Особенно часто такой кашель встречается после тяжело, с «закатыванием» протекавшего коклюша и держится месяцами. Первоначально кашель возникает в связи с...

СЛОЖНЫЕ РОДЫ

СЛОЖНЫЕ РОДЫ

На 7-м месяце беременности голова плода — самая большая часть организма — находится у дна матки, область которого довольно просторна. К 8-му месяцу плод принимает внутри матки то положение, в...

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ БЕРЕМЕННОСТЬ ВОЗНИКЛА

•  Если деторождение не входит в Ваши планы, Вам показано удаление внутриматочного средства и прерывание беременности (иными словами — аборт). •  Если Вы решили оставить ребёнка, нужно понимать, что беременность...

ВАШ ПЛАН ДЕЙСТВИЙ: ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ «ЖИЗНЕННОГО ПЛАНА СИЛЫ ГОРМОНОВ» ДОКТОРА ВЛИЕТ

И так, вы предполагаете, что ваши гормоны функционируют не очень хорошо. У вас есть какие-либо симптомы недостаточной работы щитовидной железы, но эти симптомы также могут появиться из-за низкого содержания эстрадиола...

ЛИШНИЙ ВЕС СОЗДАЕТ РИСК ЗДОРОВЬЮ: ЖЕНЩИНЫ СТРАДАЮТ БОЛЬШЕ

ЛИШНИЙ ВЕС СОЗДАЕТ РИСК ЗДОРОВЬЮ: ЖЕНЩИНЫ СТРАДАЮТ БОЛЬШЕ

Большинству из вас уже известно, какой риск здоровью несет ожирение: высокое кровяное давление, ранние сердечные приступы и диабет, и это лишь самое малое. Но знаете ли вы, что существуют некоторые...

wume.ru