Одним из проявлений невротического состояния у детей являются страхи. Ребенок раннего возраста, не обладая жизненным опытом, часто не видит реальной опасности там, где она есть, и, наоборот, боится всего нового, незнакомого, даже не таящего в себе никакой опасности. С возрастом, когда ребенок способен осмыслить правильно пугающую его ситуацию, страхи всегда непосредственно связаны с опасностью и ей адекватны. Во время землетрясения в Крыму, во время воздушных нападений в период Великой Отечественной войны детей раннего возраста пугали крики и волнения взрослых, а отнюдь не сознание грозящей им опасности. Любое явление окружающей жизни, если оно незнакомо ребенку и возникло неожиданно, может стать источником страха: внезапно выскочившая из-за угла с громким лаем собака, прыгнувшая в кровать к ребенку кошка, увиденные в зоопарке животные, человек, надевший противогаз или впервые встретившийся в маске на елке и т. п. Некоторые дети пугаются собственной тени. Согласно учению И. П. Павлова, переживание страха — это пассивно-оборонительное состояние организма, характеризующееся общим торможением.

И. П. Павлов писал1: «У каждого ребенка существует пассивно-оборонительный рефлекс, чувство подчиненности, чем он отличается от взрослого человека. Но это только временное явление. С возрастом он расстается с этим. А если мы имеем слабую нервную систему, то этот рефлекс так и остается». Постепенно овладевая опытом, ребенок начинает отличать безобидные явления жизни от тех, которые представляют реальную опасность.

У ребенка раннего возраста отмечается повышенная чувствительность слухового аппарата к звуковым раздражителям; у него нет еще достаточно выработанного чувства равновесия. Поэтому неожиданные громкие звуки, внезапное нарушение равновесия могут привести к образованию страхов.

Ребенок, испуганный неожиданным громким свистом

паровоза, нередко боится подходить к поезду; испугавшись в момент падения (учась ходить), он иногда в течение ближайших дней отказывается от попыток ходить. Следует помнить, что всякий случайный раздражитель, сочетавшийся с испугавшим ребенка явлением, может (по закону условного рефлекса) в свою очередь стать источником страха (ребенок боится войти во двор, где его испугала собака, отказывается подходить к человеку, на котором он видел когда-то противогаз, хотя этот факт и не повторялся в дальнейшем).

Источником страха могут быть суеверия, еще встречающиеся в быту (домовые, лешие, привидения и т. д.).

Под нашим наблюдением был ребенок 7 лет, рассказывавший со страхом, что умерший сосед является в виде привидения с громадной огненно-красной головой, страшными глазами и длинным хвостом и что он его боится. Оказалось, что мать ребенка и соседка часто говорили между собой о том, что умерший «являлся в квартире».

Наконец, нам приходилось неоднократно видеть детей, которых пугали взрослые, видя в этом забаву: одевали на себя меховой тулуп шерстью вверх, изображая медведя; появлялись в противогазе, до того незнакомом ребенку, в уродливой маске и т. п.

Особенно большую роль в образовании страхов у детей играет запугивание их взрослыми. Неопытные в деле воспитания матери и няни, стремясь заставить ребенка слушаться, пугают его «стариком, который заберет в мешок», мифическим «букой», волком и т. д.

К запугиванию прибегают и тогда, когда ребенок не хочет одеваться, чтобы идти на прогулку, когда он кричит в трамвае и соседу-пассажиру предлагают «взять» его, и когда он плохо ест, и когда долго не засыпает и т. п.

Для клиники невроза испуга, возникшего под влиянием чрезвычайно острого раздражителя, типична следующая картина. Для детей раннего возраста весьма характерна иррадиация страхов. Так, ребенок, напуганный кошкой, боится всего пушистого — горжетки, муфты, мехового воротника, а иногда даже волос матери; ребенок, испуганный зажигательной бомбой в годы войны, боится плафона и даже луны и т. п. Объясняется это отсутствием должной дифференцировки в этом возрасте.

Как показывает последование высшей нервной деятельности, у детей раннего возраста условный раздражитель дает в этих случаях иррадиацию на сходные с ним раздражители.

У ребенка, пережившего испуг, остается следовое раздражение в клетках коры головного мозга от травмировавшего его раздражителя. Создается своего рода очаг возбуждения — больной пункт. В течение дня ребенок неоднократно вспоминает о том, что послужило источником страха. Все обстоятельства, связанные с испугом, все, что напоминает его, оживляет это следовое раздражение.

В сознании над всем доминирует испугавшее его переживание. Ночью он просыпается в испуге, крича: «боюсь», «собаки», «старик», «бука», о которых неосторожно ему говорили взрослые. Видимо, ребенка тревожат тяжелые сновидения. На утро он встает вялый, капризный, плохо ест, боится в сумерках оставаться один, требует, чтобы ночью мать взяла его к себе в кровать и т. д. Занимавшие его раньше игры и забавы теряют для него былую привлекательность и интерес.

Очаг раздражения в клетках коры мозга в силу индукции дает зону торможения. Отсюда проистекает и вялость ребенка. С течением времени ребенок преодолевает страхи и начинает относиться к ним критически. Он узнает, что «волк из леса» не прибегает в город, что «старик» не забирает непослушных детей в мешок, что «милиционер» не только не обижает малышей, но, наоборот, помогает им, например отводит домой, если они потеряли на улице близких, и т. д. Но у нервных детей страхи могут остаться на всю жизнь. Встречаются взрослые, которые, хорошо понимая сущность таких явлений природы, как гроза, прячутся при ее приближении или, увидя мышь, вскакивают на стул, потому что их в детстве испугали мыши или гроза.

Следовые раздражения могут иногда сохранять очень большую длительность.

Иллюстрируем изложенное примерами.

1. Валя А., 14 лет. Поступила с жалобой на то, что ночью боится фашистов, присутствие которых ощущает около себя.

В возрасте 7½ лет девочка находилась в оккупации, где подверглась чрезвычайно сильной психической травме (сгоняли в хату, грозили поджечь, бабушке приставляли к груди наган,

заставляли смотреть, как вешали советских людей). Девочка сделалась вялой, безразличной, «тупой». После освобождения из оккупации плохо училась, очень сильно уставала, подолгу лежала в постели. С тех пор не перестает испытывать по ночам страхи, проснувшись «ощущает», что поблизости находятся фашисты. Видит страшные сны, после которых долго плачет. Содержание сновидений — дни, пережитые в оккупации.

В соматическом статусе уклонений от нормы нет. Девочка очень заторможена, связно рассказать о пережитом и о своих страхах не могла, пока ей не был дан с целью растормаживания кофеин.

Девочка вялая, при беглом знакомстве производит впечатление тупой, подолгу лежит в постели. Страх также является одним из выражений этого тормозного состояния.

В данном случае мы имеем выраженный инертный очаг возбуждения, обусловленный действием сверхсильного раздражителя. Следовое раздражение существует 6½ лет. Вокруг очага возбуждения разлитая зона тор-моження.

2. Света Ф., 6 лег. Мать жалуется на то, что девочка пуглива, чего-то боится, кричит, убегает на улицу.

В семейном анамнезе патологических уклонений нет. Беременность и роды у матери протекали нормально. Ребенок развивался нормально. Девочка перенесла ветряную оспу, дифтерию, дизентерию в легкой форме.

Настоящее заболевание началось 2 месяца тому назад при следующих обстоятельствах. Однажды в связи с неправильным подходом к девочке воспитательницы детского сада у нее возникло конфликтное переживание. На другой день, будучи приведена в детский сад, она топала ногами, не хотела там оставаться и вскоре убежала. С тех пор появились страхи: она стала бояться «бабы-яги», пряталась под стол. Находясь в гостях у тетки (мать в это время была на работе), и услышав, что ее хотят там оставить погостить, убежала домой, пройдя пешком расстояние в 8 км. Была встречена знакомой, которая доставила ее матери. Девочка начала гримасничать. С матерью она не расстается, ходит за ней следом, идет за ней на завод.

С соматической стороны отклонений от нормы нет, кроме незначительного косоглазия, легкой асимметрии носогубных складок. В крови моноцитоз (мон. 10%), РОЭ 12 мм в час. В ликворе белок — 0,165%. Цитоз 12/3. Реакция Нонне-Апельта положительная.

При поступлении в стационар девочка возбуждена, во время обхода врача прячется под кровать. Играя с детьми, вдруг разбрасывает игрушки и прячется. На прогулке, видимо, ждет момента, чтобы убежать (держится около забора). О детском саде говорить не хочет. Когда ее однажды посадили за стол не на ее обычное место, протестовала и долго настаивала на том, чтобы ее пересадили. Не получив удовлетворения своей просьбы, она попозла из столовой в спальню, как годовалый ребенок. Иногда очень дурашлива. Истощаема, рассеяна, обидчива. Интеллект без уклонений от нормы.

Возникновение у этой девочки патологического состояния (в котором значительное место занимают страхи) после конфликта в детском саду должно быть оценено как реактивное состояние. Первый уход из детского сада был реакцией отхода от травмирующей ситуации. Последующие эпизоды, равно как прятанье под кровать, могли протекать по проторенному пути (как ответ на любую неприятную ситуацию). Страхи представляют собой следствие торможения коры, возникшего вокруг больного очага раздражения. Ползанье по полу следует рассматривать как возврат к более ранним формам поведения в связи с состоянием торможения.

Длительность фиксации страхов девочки может найти свое объяснение в присущей ей значительной инертности нервных процессов.

Подтверждением последней является невозможность изменить сложившийся у нее стереотип, например сесть на новое место во время еды.

Страх как реакция торможения головного мозга, возникшего под влиянии сверхсильного раздражителя, нарушает все процессы высшей нервной деятельности: ребенок растет пугливым, заторможенным, нерешительным.

Нередко взрослые запугивают и детей школьного возраста. Так, мальчику говорят, что «привычка» дотрагиваться до своего полового органа ведет к психической болезни или к поглупению; в случае непослушания, упрямства пугают его возможностью смерти матери от болезни сердца, вызванной его поведением, а о какой-либо провинности грозят сообщить директору школы или вожатому пионерского отряда.

У школьника после таких «воспитательных» мероприятий возникает тревога, напряженное ожидание. Не будучи в состоянии сразу оставить свою «привычку», он рисует себе перспективу «поглупеть или заболеть психически»; испытывая привязанность к матери, корит себя за причиненный ей вред и находится в постоянной страхе за ее здоровье; переживает тоскливое опасение, что в случае проступка его провинность будут обсуждать перед всеми детьми и т. д. Словом, сверхсильный

раздражитель или сшибка, в силу столкновения процессов раздражения и торможения (И. П. Павлов), ведет к образованию невроза, одним из симптомов которого является страх. Если ребенок находится непрерывно в травмирующей его ситуации, кроме страхов, в его характере появляются тревожность, заторможенность, боязливость, нерешительность, угнетенность, стеснительность, мнительность (черты патологического развития).

И. П. Павлов говорил, что при наличии слабой нервной системы пассивно-оборонительный рефлекс сохраняется у ребенка и в дальнейшем. Отсюда возникает настоятельная необходимость, воспитывая ребенка, раз и навсегда отказаться от приемов запугивания.

Хорошо сказал про воспитание, использующее устрашения, И. М. Сеченов. «Когда ребенок выучился уже управлять своими мышцами, т. е. когда он ходит и говорит (следовательно, слышит слова), воспитание задерживающей способности продолжается развитием в его голове такого рода ассоциированных понятий: „не делай того-то и того-то, а то будет то-то и то-то“. Часто к этим увещаниям ассоциируют и теперь для вящего назидания какие-нибудь резкие ощущения и страшно грешат этим перед будущностью ребенка: при такой системе воспитания моральность мотива, которая должна быть одна положена в основу действий ребенка, заслоняется для него более сильным ощущением страха, и таким образом разводится на свете печальная мораль запуганных людей».


 

 



 

 

 

Читайте также:

еКапуста взять до 30 000 рублей

еКапуста взять до 30 000 рублей

  Заем в сервисе еКапуста: Сумма займа - до 30 000 рублей                                         Взять деньги сейчас >>       

Тинькофф заимы до 700 000 рулей

Тинькофф заимы до 700 000 рулей

До 700 000 р. Решение за 2 мин. Доставка кредитной карты на дом Бесплатно! Возвращаем до 30% С покупок по карте                       Взять...

Заем в МФО MoneyMan от 1 500 до 60 000 рублей

Заем в МФО MoneyMan от 1 500 до 60 000 рублей

  Заем в МФО MoneyMan для новых клиентов от 1 500 до 10 000 рублей                    Взять деньги сейчас >>         

Kredito24 от 2 000 до 9 000 рублей

Kredito24 от 2 000 до 9 000 рублей

  Kredito24   Сумма займа - от 2 000 до 9 000 рублей                                  Взять деньги сейчас >>        

wume.ru