Хотя патологические влечения представляют собой явление, выходящее за пределы так называемых моносимптомов, мы рассматриваем их в конце главы, излагающей последние, ибо между «привычками», навязчивостью и патологическими влечениями есть некоторая хотя и не вполне еще вскрытая внутренняя связь. Общим для всех указанных реакций является их выраженный условнорефлекторный характер.

Патологические влечения разнообразны. Здесь и склонность уходить из дому, и влечение ко лжи, к воровству, к игре с огнем, к порче и разрушению вещей и т. д.

В данной главе мы совершенно оставляем в стороне случаи патологических влечений, возникших в связи с органическим поражением мозга (преимущественное поражение подкорковых ганглиев). В этих случаях, ставших нам известными со времени возникновения эпидемического энцефалита, патологические влечения носят скорее насильственный характер. Мы не будем касаться и патологических влечений, возникающих при дисфории и являющихся по существу эквивалентом этилептиче-ского припадка. Предметом нашего рассмотрения будут патологические влечения как психогенная реакция. Однако это не исключает того, что психогенная реакция описанного рода часто возникает у детей с нарушением (в силу инфекций или травм) корко-подкорковых соотношений.

Особенно часто у детей возникает стремление уходить из дому. Как рано появляется у них такое стремление?

Обратимся к динамике развития ребенка. Маленький ребенок испытывает живую радость от бега — убегания в другую комнату или на улицу, не дожидаясь, пока его поведут гулять. Удовольствие, испытываемое от бега, или близкая цель — поскорее убежать во двор и сад, чтобы поиграть в компании детей, на воздухе с песком, манят его так же, как манил в свое время блестящий предмет (Гомбургер). Это, конечно, еще не уход из дому. Однако у детей на 4-м году жизни встречаются уже настоящие «уходы». Находясь с матерью на прогулке или играя с детьми, ребенок убегает на другую улицу, теряется, и его приводят домой. Часто определенной тенденции к уходу из дому здесь еще нет. Ребенок еще не знает, что для возвращения домой нужно помнить приметы, по которым можно найти обратный путь. Однако иногда уже трехлетние дети так упорно убегают, что за ними приходится тщательно следить. В этих случаях типично то, что такие дети, будучи задержаны, не просятся настойчиво домой. У них как бы нет этого столь необходимого детям стереотипа «дома».

Наиболее частым примером ухода из дому является уход из боязни наказания и упреков, когда, например, ребенок принес плохую отметку из школы или задержался, гуляя. Отчасти он учитывает при этом и то, что если он задержится еще дольше, то родители будут очень напуганы его отсутствием и так обрадуются его возвращению, что не станут его наказывать. В этих случаях ребенок держится вблизи дома, чтобы его легче было найти. Но в таком исходе, говорит Гомбургер, таится вообще очень значительная угроза повторения уходов и в дальнейшем. Боязнь наказания за какие-либо провинности заставляет ребенка уходить из дому к знакомым и родственникам, давая каждый раз вымышленные мотивы своих «уходов». Дети, перенесшие инфекцию или травму, дети патологически замкнутые (см. главу IV) могут испытывать состояние сильного страха наказания даже под влиянием совсем незначительных поводов. Обычно наряду с патологическим влечением к уходам наблюдается и влечение ко лжи, к присвоению чужого и ряд «привычек» и невротических симптомов.

Интересно отметить, что нередко стремление уходить совершенно пропадает при помещении ребенка в детское учреждение.

Анализ «уходов» из дому, по мнению подавляющего числа авторов [Гомбургер, М. Дитмер, Штир (М. Ditt-mer, Stier) и др.], говорит о том, что «уходы» явно преобладают у мальчиков, исключение составляют цифры, приводимые Штуттгартом (Stuttgart), в которых преобладают девочки. Что касается возраста, то наибольшее число «уходов» падает на школьников (Штир).,

Приводим следующее наблюдение.

Владик С., 8 лет, уходит из дому, часто портит вещи. Обстановка в семье очень неблагоприятная: отец пьет, в семье часто происходят ссоры.

Роды у матери были нормальные, ребенок развивался без отклонений от нормы. В возрасте 1 года 2 месяцев болел корью и дважды пневмонией. В 2½ года перенес дизентерию в очень тяжелой форме. После болезни появилось выраженное повышение влечения к пище: ел, пока не начиналась рвота, тащил в рот даже мусор. Рос упрямым, настойчивым. Постоянно портил вещи. Учился хорошо, но был недисциплинирован. Со 2-го класса успеваемость ухудшилась. Мальчика упрекали, наказывали. Он стал уходить в кино, однажды ночевал в милиции, сказав, что заблудился. Один раз ушел очень далеко и с тех пор уходит систематически. Родители и милиция находят его бледным, грязным, усталым. Из пионерлагеря, где он был летом, не уходил ни разу.

У ребенка имеется выраженный инфантилизм, отмечается легкий систолический шум в сердце. Формула крови: с. 34%, лимф. 43%, э. 12% (обнаружены яйца глистов); РОЭ 3 мм в час. Неврологический статус: незначительная анизокория. Ликвор: реакция Панди ++, реакция Ланге 1 000 000, реакция Вассермана отрицательная.

В контакт с врачом вступил охотно, хотя с детьми малообщителен. Утверждает, что «любит гулять», что «заблудился». По его словам, ходит по улицам, ночует в «парадном», когда проголодается, просит хлеба, так как при голоде начинает болеть голова. Утверждает, что дома ему живется плохо, что отец пьет и в пьяном виде бьет мать и бабушку. При подобном расспросе мальчик сказал: «В первый раз я ушел, а потом это так и пошло». Говорит, что иногда мерз на улице, но домой идти боялся, так как дома его били. Уходит по собственному побуждению, но с товарищами на улице соприкасается. Что его побуждает уходить, сказать не может. Интеллект в пределах нормы. Интересы эмоционально насыщены.

Тяжело протекавшая дизентерия вызвала задержку физического развития и повышение безусловных рефлексов (повышенное влечение к пище) и инстинктивных влечений. Следовые раздражения легко становятся инертными очагами раздражения. Раз уйдя из неуютной домашней тяжело переживаемой обстановки (ссоры, побои, пьянство отца), ребенок начинает уходить систематически. Из лагеря, где ничто ребенка не травмировало, где создавались конкурирующие очаги возбуждения (развлечения, походы), ребенок не уходил. Здесь мы имеем сочетание органического заболевания, обусловившего нарушение корко-подкорковых отношений (поражение подкорки) и тяжелой травмирующей обстановки, являющейся сверхсильным раздражителем для ослабленной психики ребенка. Выбор невротического симптома обусловлен местом наименьшего сопротивления.

Нередко приходится иметь дело с патологической лживостью ребенка.

Возникает вопрос, где у ребенка границы между недостаточной дифференцировкой, возрастной нечеткостью в передаче события и ложью как таковой? Ребенок может сказать неправду, ибо его суждения недостаточны и он не в силах правильно оценить происшедшее. Он может исказить правду, если, воспринимая событие, находился в состоянии аффекта, испуга, ошеломленности, ему может также изменить память, особенно если событие подверглось переработке его фантазии и т. д. Не надо забывать, что свое желание ребенок немедленно реализует в словах, и это также производит впечатление лживости. А как часто маленький ребенок жалуется на то, что у него болит что-нибудь (привычное детское «бо-бо»), когда он хочет привлечь внимание, избегнуть нежелательной ситуации, вызвать сожаление. Но это, конечно, не ложь, в настоящем смысле этого слова.

Как же появляется у ребенка понятие правды и ее противопоставления — лжи? Гомбургер считает, что ребенок получает понятие правды на опыте. Если ребенка 4 лет предупреждают, что прикосновение к горячей кастрюле принесет ему вред, он тотчас к ней прикасается и убеждается в том, что ему сказали правду. Ребенок в своих ощущениях находит подтверждение правильности сказанного. Авторитетом, подтверждающим достоверность того или другого, являются близкие люди — родители, учитель («моя мама сказала», «папа говорил» и т. д:). Маленький ребенок отстаивает справедливость своих слов, он даже готов, чтобы другие дети отняли у него игрушку, даже побили его, если он говорит неправду.

Когда же возникает лживость ребенка? Значение правдивости в глазах ребенка колеблется в тех случаях, когда родители и воспитатели наказывают его за незначительное проявление непослушания, за маленькие, им самим вскрываемые провинности. Тогда он начинает осознавать «полезность» лжи. При этом, скрывая что-либо, ребенок часто приходит в столкновение со стремлением к правдивости и переживает чувство вины. Внимательные воспитатели обычно угадывают по мимике ребенка, по моментам гиперкомпенсации в его поведении, что ребенок переживает конфликт, и освобождают от него ребенка. Необходимо подчеркнуть, что неспокойное поведение и возбуждение взрослых — крики, шум, сцены, следующие за провинностью, впечатлительному чувствительному ребенку так трудно пережить, что он готов на ложь, лишь бы освободиться от травмирующих его сцен.

С поступлением в школу возрастают обязанности ребенка, его ответственность. И если, как это часто бывает, возлагая на ребенка обязательства, от него требуют больше, чем он может дать, возникает конфликт и появляется «спасительная» ложь.

Ф. Баумгартен (F. Baumgarten), наблюдая 553 школьников, обнаружила необычайное разнообразие содержания лжи, которой пользуется ребенок, не справившийся с заданием учителя или обнаруживший легкомысленное отношение к урокам. Это головная боль, зубная боль, забытая тетрадь, потерянная книга и т. д.

Если ребенок приносит домой плохую отметку, его нередко ждет наказание. (Вот где таятся корни подчисток отметок, потери табелей!)

Опять возникает ложь. Симпатии и антипатии ребенка нередко ведут также ко лжи. С одной стороны, смеется над учеником, которого не любит, может возвести на него напраслину, с другой — берет на себя вину приятеля и т. д. Ребенок лжет, чтобы скрыть от чужих пьянство отца, ссоры в семье. В пубертатном периоде случаи лживости учащаются в тех случаях, когда родители не понимают особенностей развития личности на этом этапе и когда подросток, избегая неприятностей, прибегает к лжи

(чтобы объяснить, например, позднее возвращение домой с прогулки и т. д.).

Постепенно ложь входит в привычку. У ребенка образуется своего рода условный рефлекс: говорить неправду всюду, где это приносит ему пользу.

Следовательно, влечение ко лжи часто имеет корни в психической травматизации, в сшибке нервных процессов ребенка. Ложь является своего рода способом самозащиты, в дальнейшем же порицаемая близкими, она может, в свою очередь, стать источником конфликтов.

Следует коснуться в нескольких словах патологической лжи. Маленькому ребенку свойственна способность фантазировать. Он одухотворяет вещи: цветочек может иметь ножки; стул служит и коляской, и лошадью; из носового платка мгновенно возникает кукла; кубики становятся живыми людьми, солдатами, членами воображаемой семьи и т. д.

В своих фантазиях ребенок может уезжать каждую ночь на Марс или на Луну и жить там своей особой жизнью; в более старшем возрасте он путешествует по разным странам, переживает сложные, запутанные авантюристические жизненные ситуации. Нередко в основе этих фантастических переживаний и рассказов о них лежит неправильное отношение к ребенку в семье и школе. Если взрослые не умеют найти к провинившемуся в чем-либо ребенку должный подход, то возникают новые конфликты. О ребенке начинает складываться впечатление как о неисправимом. Ребенок уходит от тяжелой травмирующей ситуации в мир фантастики. Рассказы о происшествиях в этом мире и являются патологической ложью, ибо ребенок уже целиком живет в своей новой ситуации и себя от нее не отделяет. Корни патологической лживости кроются в раннем детстве, но чаще всего патологическая ложь встречается в подростковом возрасте.

Гобмургер исходя из того, что патологическая лживость чаще встречается у девочек, проявляющих бóль-шую эмоциональность, чем мальчики, полагает, что особенно часто она имеет место у детей, лишенных в семье эмоциональной теплоты. Он цитирует наблюдения До-ринга (Doring), видевшего многих девочек, которые с целью возбудить к себе внимание и сочувствие класса утверждали, что у них умерла мать.

Шеттер (Sutter) отмечает, что если ложь ребенка «обнаруживается, он может переживать это очень глубоко и давать вторичную реакцию: избегать коллектива детей, узнавших об его проступке, замыкаться в себе и т. д.

Приведем несколько наблюдений над детьми, у которых отмечалось влечение ко лжи.

1.   Родители Нины Ш., 11 лет, обратились в клинику с жалобами на то, что их дочь склонна к лжи и воровству — берет чужие деньги и вещи.

Девочка живет в хороших условиях, в дружной семье. Родилась в асфиксии. В 5 месяцев болела тяжелой дистрофией, была вялой, сонливой. В дальнейшем росла вполне здоровым в психическом отношении ребенком. В 10 лет перенесла тяжелую геморрагическую корь. Вскоре появилось влечение брать без опроса вещи у матери и у подруг, в связи с чем выслушивала упреки и в семье, и в школе. В прошлом всегда правдивая, открытая, она стала постоянно говорить неправду. Недавно взяла апельсин очень необеспеченной школьницы и съела его на глазах подруг. Свои поступки переживает потом очень остро и тяжело. Учится хорошо в 4-м классе.

В соматическом и неврологическом статусе уклонений от нормы нет. Девочка охотно беседует с врачом, к своим поступкам относится критически, очень угнетена своим поведением. От волнения во время разговора с врачом грызет ногти, непрерывно кусает губы.

После лечения электросном патологические влечения прекратились, но не надолго — через месяц они вновь возобновились,

У этой девочки, происходящей из здоровой семьи и живущей в вполне благоприятных условиях, патологическое влечение возникло в непосредственной связи с корью и носило импульсивный характер. Надо думать, что инертный очаг возбуждения в данном случае обусловлен тяжело протекавшей корью. Лживость появилась в связи с упреками и имела явную цель — выгородить себя. К своему недостатку девочка относится как к чему-то чуждому ее личности.

2.   Приемные родители Норы Ш., 11 лет, жалуются, что девочка уходит из дому, постоянно говорит неправду, портит вещи.

Мать девочки умерла после родов от сепсиса. Девочка жила до 3 месяцев с психически больным отцом в очень тяжелых условиях, дошла до состояния крайнего истощения; затем была помещена в дом ребенка, где перенесла тяжелую дизентерию. Развивалась с опозданием, фразами начала говорить только с 5 лет, после удаления аденоидов. С 5 лет развитие пошло быстрыми темпами. В 8 лет перенесла тяжелую корь, осложнившуюся пнев-

монией. Периодически испытывала головные боли с тошнотой и кратковременными подъемами температуры. В течение ряда лет иногда страдала ночным недержанием мочи. 2 года назад начала уходить из дому и из школы, обратно ее приводила милиция. Один раз всю ночь бродила по лесу. О своих уходах рассказывает всякие небылицы и каждый раз разное. Называет себя вымышленными именами.

В последнее время (по словам приемной матери) стала еще более замкнутой, раздражительной, лживой, неряшливой. Рвет тетради, портит вещи. Аппетит плохой, спит неспокойно. В школе рассеяна, утомляема, плохо усваивает арифметику.

Отсталость физического развития (инфантилизм), бледность, пониженное питание. Неврологический статус: недостаточность конвергенции, оправа иннервация лицевого нерва слабее, глазное дно нормальное, реакция Пиркета отрицательная. Со стороны мочи отклонений от нормы нет. В неоднократно исследованной крови повышенный лейкоцитоз (л. 9000—10 500), эозинофилия (э. 10—23%), лимфоцитоз (лимф. 37—45%). Ликвор: цитоз 2/3, белок 0,099‰, реакция Ланче 10 000.

Рентгенологическое исследование черепа: череп правильной формы, кости свода средней толщины, умеренно выражены пальцевые вдавления; турецкое седло с четкими деталями.

Девочка приветлива, легко вступает в контакт. Несколько инфантильна. Охотно рассказывает о себе, о доме, о школе, обо всем, что не касается ее «уходов» из дому. При упоминании о них замыкается, становится грустной, низко опускает голову. Жалуется на головные боли, боли в эпигастральной области и на утомляемость во время занятий в школе. Первые дни ласкова, спокойна, эмоциональна, легко подчиняется режиму, уживчива, послушна, бодра, жизнерадостна. Через неделю стала расторможенной, нарушает режим, недисциплинированна, беспокойна. Во время еды и укладывания на сон вертится, оживлена. В классе занимается неохотно. По родным не скучает. Лечащему врачу рассказала, что дома ее били за недержание мочи, после чего она уходила и боялась возвращаться. Мать рассказала всем девочкам во дворе и в школе, что она мочится под себя. Подруги ее дразнили, смеялись над нею, и поэтому она стала их сторониться. Занимается она плохо потому, что мать часто отвлекает ее от уроков, давая много заданий по хозяйству.

Сосед по квартире, навещавший девочку в больнице, подтвердил, что девочку дома часто бьют. Однажды он сам привел девочку домой после ухода ее из дому, после чего вся она была в синяках. Перед тем как поместить девочку с больницу, мать била ее несколько раз. Это происходило в Москве у знакомых, у которых они остановились.

За время пребывания в клинике после вышеописанного периода расторможенности девочка стала спокойнее, организованнее в поведении. В клинике головных болей не было. Несколько раз отмечался ночной энурез. Лечилась диетой по Красногорскому. Выписана по требованию матери.

В данном случае патологическое поведение ребенка со склонностью к уходам из дому, ко лжи и порче вещей можно всецело отнести за счет травмирующей ситуации, в которой очутилась девочка, страдающая органической недостаточностью центральной нервной системы (с большим опозданием начала говорить). На эпизодический энурез родители реагировали побоями ребенка, что тяжело травмировало психику девочки. Раз уйдя из дому, стала уходить каждый раз при неприятности (ус-ловнорефлекторный механизм). Формировалось состояние, которое можно назвать становлением черт патологического развития личности у девочки, непрерывно находящейся в травмирующей ситуации. Легкость укрепления патологической реакции (уход из дому) здесь объясняется, по-видимому, органически обусловленной инертностью нервных процессов.

Во время пребывания в клинике у девочки затормозилась условная реакция (не было уходов).

Девочка, формы поведения которой (сдержанность, послушание в быту) складывались под влиянием муштровки, подкрепляемой наказанием, была некоторое время недисциплинированной и непослушной. Растормозил-ся выработанный стереотип. Не было отмечено случаев лжи. Обратимость явлений за короткий срок говорит о том, что правильным воспитанием вполне можно было излечить ребенка. К сожалению, мать увезла ее из Москвы и установить дальнейший контакт с ней не удалось.

О возможности патологической лживости всегда следует помнить, когда вопрос идет о детских свидетельских показаниях.

В этих случаях требуется максимальная осмотрительность, особенно если подростки утверждают, что со стороны близких лиц имеются сексуальные притязания к ним.

Следующее наблюдение относится к случаю патологического влечения, имеющего чисто психогенную при-чину.

Наташа Л., 9 лет. Бабушка, с которой живет девочка, жалуется на то, что девочка стремится портить ее вещи.

Родители девочки, к которым она очень привязана, в последнее время находятся в служебных разъездах: вынужденная разлука с ними очень травмирует девочку. Роды у матери и последующее развитие ребенка протекали нормально. В раннем детстве страдала страхами. С тех пор как живет с бабушкой, все время портит ее вещи: испортила ее кровать, исковыряла стену около кровати, изорвала бабушкино платье.

Девочка в контакт с врачом вступает охотно. Говорит, что не может преодолеть желание портить вещи. Испортив вещь, раскаивается.

В соматическом и неврологическом статусе уклонений от нормы нет. Девочка доступна, контактна, эмоциональна. Интеллект соответствует возрасту.

Лечилась сном (медикаментозным с переходом на условно-рефлекторный) и внушением с хорошим эффектом.

Длительная травматизация девочки разлукой с родными создала больной пункт — постоянный источник инертного раздражения, что клинически выявилось в патологическом влечении портить вещи бабушки, которой приходится заменять ей родителей.

Надо думать, что имевшая место первый раз в состоянии раздражения реакция порчи вещей в дальнейшем зафиксировалась по условнорефлекторному типу.

При анализе сущности патологических влечений, в структуре которых играет роль травмирующая психику ситуация, не следует забывать, что часто патологические влечения реализуются в сумеречном состоянии сознания, будучи тогда эквивалентом эпилепсии, а иногда ее единственным проявлением.

В этих случаях, как правило, им предшествует головная боль и дисфория, и события, переживаемые ребенком во время его действий, покрываются полной или частичной амнезией.


 

 



 

 

 

Читайте также:

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Пред След

13 способов ускорить ваш метаболизм

13 способов ускорить ваш метаболизм

Вы чувствуете, что ваш метаболизм замедляется? Для того, чтобы тело более эффективно сжигало калории, необходимы не только  упражнение, но и хороший метаболизм. И это достаточно просто сделать, лиш несколько небольших...

ЭСТРОГЕНЫ И ВАШ ВЕС

Вам когда-нибудь говорили, что эстрогены вызывают увеличение веса? Вам говорили, что если вы принимаете эстрогены, то обязательно растолстеете? Многие из нас это слышали. Но правда ли это? Почему же молодые...

ГОРМОНЫ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ (ТЗ И Т4): ПОДЧИНИТЕ СЕБЕ РЕГУЛЯТОРЫ ОБМЕНА ВЕЩЕСТВ

ГОРМОНЫ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ (ТЗ И Т4): ПОДЧИНИТЕ СЕБЕ РЕГУЛЯТОРЫ ОБМЕНА ВЕЩЕСТВ

Когда я впервые увидела Джанет, ей было тридцать шесть лет. Четырьмя годами раньше родился младший из троих ее детей. За последние три года она значительно прибавила в весе — 45...

НАДПОЧЕЧНИКОВАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ

Клинические и лабораторные признаки надпочечниковой недостаточности возникают при уменьшении или прекращении секреции гормонов корой надпочечников. Функция коры надпочечников имеет жизненно важное значение, поскольку синтезируемые ею гормоны обладают очень широким спектром...

КАК ПИТАТЬСЯ МАТЕРИ В ПЕРИОД КОРМЛЕНИЯ ГРУДЬЮ?

Питание кормящей матери должно быть разнообразным и сбалансированным, таким же, как в конце беременности, только увеличьте количество молочных продуктов: 3—4 стакана молока в день, включая кефир или йогурт. Ваши потребности...

ФИНАНСОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО СТРАХОВАНИЯ

Доходы бюджета ФОМС — страховые взносы на ОМС; недоимки по взносам, налоговым платежам; пени и штрафы; средства федерального бюджета, передаваемые в бюджет Федерального фонда; доходы от размещения временно свободных средств;...

План-конспект профилактической противопаразитарной терапии медикаментозными средствами

План-конспект профилактической противопаразитарной терапии медикаментозными средствами

Примечание: представлен вариант для взрослого, относительно здорового человека, без хронических заболеваний печени и почек, не имеющего противопоказаний к перечисленным препаратам. ВНИМАНИЕ! Перечисленные в таблице рекомендованные препараты имеют противопоказания! Внимательно читайте...

КАШЕЛЬ

Кашель — физиологический защитный механизм, способствующий выведению из дыхательных путей слизи, экссудата или инородного тела. У здорового ребенка кашель не наблюдается, и поэтому его появление в таком случае рассматривается как...

Очищение дыхательных путей и околоносовых пазух

Так как мы уже выяснили, что очищение лёгких - это отдельная серьёзная задача, которая не решается без использования разного рода дыхательных гимнастик или специальных дыхательных упражнений и только «слегка задевается»...

НЕДОСТАТКИ ПРОГРАММ ЛЕКАРСТВЕННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В РФ

Программа ОНЛС (ДЛО) реализуется с 2005 г. в рамках Федеральных законов от 17 июня 1999 г. № 178 «О государственной социальной помощи» и от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ...

Очищение печени

Большинство людей до конца не понимают значимости печени для нашего организма. А значение это трудно переоценить. Печень обеспечивает обезвреживание большинства ядов, шлаков и чуждых организму веществ, пытающихся «прорваться» в кровяное...

МЕТОДЫ ПЛАНИРОВАНИЯ СЕМЬИ

МЕТОДЫ ПЛАНИРОВАНИЯ СЕМЬИ

По определению Всемирной Организации Здравохранения, планирование семьи включает предохранение от нежелательной беременности, свободный выбор количества и времени рождения детей в зависимости от возраста и здоровья родителей. В 2000 году была...

Третий год жизни ребёнка

Третий год жизни ребёнка

В двухлетнем возрасте у ребенка постепенно укрепляется нервная система, возрастает работоспособность, поэтому его режим должен плавно меняться. Теперь малышу уже не хочется кушать сразу же после пробуждения, и накормить...

ИЗМЕНЕНИЕ СКОРОСТИ ОСЕДАНИЯ ЭРИТРОЦИТОВ

Оседание эритроцитов — свойство клеток свежей крови осаждаться на дне сосуда при стабилизации ее в несвертывающемся состоянии. Осе-дание эритроцитов происходит вследствие их большей относительной плотности по сравнению с таковой плазмы....

ПАТНИ: ВЕРНАЯ ЖЕНА И БОГИНЯ

АМ. Аубянский Богиня? Иль изысканный павлин? Иль девушка С красивыми серьгами? В неведении смутилось мое сердце. "Тируккурал" Это миниатюрное стихотворение из классического памятника индийской литературы на тамильском языке относится к...

УПРАВЛЕНИЕ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩЬЮ

УПРАВЛЕНИЕ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩЬЮ

Особенности медицинского рынка, его повышенная человекоемкость и принципиально неполная контролируемость, интимность главного процесса (взаимоотношения «врач-больной») делают организацию медицинской помощи одним из главных факторов в триаде «капитал-труд-организация». Теория управления оказанием медицинских...

КАК ВЕСТИ СЕБЯ ПРИ НЕОЖИДАННЫХ РОДАХ

ПО ПУТИ В БОЛЬНИЦУ Если роды начались в автомобиле, роженицу следует посадить на заднее сиденье. На сиденье положить плащ, куртку или одеяло. Дальнейшие действия описаны в разделе «Неожиданные роды...

wume.ru