Многообразные и чрезвычайные по силе раздражители военного времени (воздушное нападение, артиллерийский обстрел во фронтовых полосах, гибель близких на глазах у ребенка, сцены фашистских зверств, зрелища пожаров), обусловили массивность проявлений, глубину и затяжной характер реактивных состояний военного периода у детей. Отчетливее, чем прежде, обозначались и возрастные особенности, свойственные клинической структуре реактивных состояний на различных этапах развития ребенка. В свете опыта военных лет значительно понятнее стали патологические механизмы реактивных состояний мирного времени.

ОСТРЫЕ ШОКОВЫЕ СОСТОЯНИЯ

Структура шоковых реактивных состояний у детей в возрасте до 7 лет

При действии шокового раздражения (имеет значение внезапность и сила раздражителя, а у маленьких детей — незнакомство с подействовавшим фактором) на первом плане стоит соматов егетатив ный си н д-ром . Он появляется либо на фоне резкого тормозного состояния — запредельного торможения, либо на фоне бесцельного двигательного беспокойства — метания из стороны в сторону с выражением страха на лице. Если в первом случае вопрос идет о глубоком тотальном торможении, то во втором имеется индукционное возбуждение подкорки. В свое время обе эти формы реакций получили

у Кречмера (Kretschmer) определение как «рефлекс мнимой смерти» и «двигательной бури».

Следует отметить, что в раннем детстве ребенка больше всего травмирует новый, незнакомый ему раздражитель. Особенно пугаются дети громких звуков и неожиданного нарушения равновесия тела. Соматовегетатив-ный синдром у маленьких детей был описан в отечественной литературе еще до войны Е. А. Блей. Это яркие сосудистые и вегетативные реакции, выраженная игра вазомоторов (побледнение, цианоз, покраснение лица, шеи, груди, рук и ног), чувство озноба (мелкая дрожь тела), потливость (не только в области подмышечных впадин, но и в области шеи, лба, крыльев носа, губ), причем пот выступает в виде крупных капель; головная боль, головокружение, позывы на рвоту, потеря аппетита либо чувство ненасытного голода; схваткообразные боли в животе, понос, либо запор; одышка, кашель, афония, сжатие в сердце, энурез и аллергические явления — «крапивница». Очень резко расстраивается сон. Дети засыпают поздно, хотя и производят впечатление сонных; спят тревожно, вскакивают по ночам. Их мучают кошмарные сновидения, воспроизводящие пережитое днем. Часто и днем, и ночью ребенка беспокоят страхи, причем страх может вызываться каким-либо раздражителем, совпавшим с травмирующим агентом. Так, например, ребенок боится войти в комнату, где был испуган; после того как видел драку, пугается, когда видит, что один человек кладет другому руку на плечо и т. д. Для детей младшего возраста характерна склонность к генерализации страхов: ребенок, испугавшийся в годы Великой Отечественной войны зажигательной бомбы, боится электрической лампы; ребенок, переживший испуг при разрыве снаряда, пугается звука лопнувшей шины или шума в канализационной трубе. Нам пришлось неоднократно наблюдать, как ребенок, видевший испугавшего его медведя в зоопарке, начинал бояться кошки, пушистой горжетки, ворсистой ткани и, наконец, даже пышной прически своей матери; как испуганный прыгнувшей в кровать кошкой, ребенок кричал, прикоснувшись к чему-либо мягкому. Очень часто в возрасте 3—5 лет имело место заикание; иногда же часы, дни, недели, а в военные годы и месяцы держалось полное торможение речи — мутизм.

Недавно приобретенные функции у ребенка оказываются недостаточно устойчивыми и при психическом потрясении легко подвергаются нарушению. Получается как бы возврат к пройденному этапу развития. Так, ребенок теряет навыки опрятности, перестает временно ходить, возвращаются оставленные привычки: сосать пальцы, ритмически раскачиваться. Нередко начинает онанировать, грызть ногти. В мирное время в клинической картине шокового реактивного состояния обычно доминирует один какой-либо симптом (из описанных выше, так называемых моносимптомов). В военные же годы обычно имело место сочетание симптомов (например, энурез сочетается со страхами; заикание — с расстройствами сна и т. д.). Реактивные состояния военных лет подробно описаны Е. А. Осиповой, И. Д. Косой, В. П. Кудрявцевой, Е. Е. Сканави, Т. П. Симсон.

У детей 5—7 лет нередко наблюдаются те же клинические картины, что и в преддошкольном возрасте; однако если в раннем периоде жизни мы встречаемся лишь с рудиментами навязчивости, в дошкольные годы последняя имеет место уже в более развернутом виде. Особенно же типичны для реактивных состояний этого возраста тикозные подергивания век, мышц лица, плеч, рук, навязчивые и насильственные явления, звуки характера хрюкания, насильственного кашля и т. д., описанные нами в соответствующей главе. Часто встречается и заикание. Основным фоном, на котором разворачиваются указанные симптомы, является торможение, достигающее иногда очень глубоких степеней. Дети часами, а в военные годы месяцами оставались бездейственны и мутичны.

На смену первой фазе — тотальному или частичному торможению — в динамике течения болезни приходила вторая фаза — растормаживание. Ребенок делался дви-гательно беспокойным, возбужденным, агрессивным, упрямым, негативистичным. Наступал прорыв блокады торможения.

Как известно, для детей до 4 лет характерна физиологическая амнезия всего до этого возраста пережитого. Анализ этого явления блестяще дан И. М. Сеченовым. Но так как очень сильны были следовые раздражения от сверхсильного раздражителя в годы войны, то рамки физиологической амнезии как бы раздвигались (В. П. Кудрявцева). Дети помнили иногда, правда неотчетливо, отдельные события и факты, имевшие место в период

физиологической амнезии и особенно их поразившие. Иногда дети обнаруживали тенденцию отрицать нанесенную им обиду, перенося это событие на другое лицо («фашисты унесли не мои игрушки, а бабушкины»),

«Причина исчезания из памяти взрослого ранних детских впечатлений заключается в несовершенствах детского умственного склада, который хотя и организуется по тем же началам, как у зрелого человека, но представляет в ранние эпохи жизни множество пробелов при сравнительно слабой расчлененности элемента».

Следовые раздражения от пережитого были очень актуальны в психике детей. Так, дети играли в войну, при этом неизменно «побеждали фашистов» и т. д. В течение болезни формировались и иногда длительно задерживались такие черты поведения, как нерешительность, стеснительность, необщительность, подавленность (описанные выше). Иногда же надолго задерживались реакции второй фазы — растормаживания (упрямство, негативизм). В отдельных случаях можно было говорить о становления патологического развития личности.

При анализе изменений личности детей бросалось в глаза следующее обстоятельство: тогда как в мирное время при реактивном состоянии можно часто видеть возврат ребенка к более ранним формам поведения (ребенок становился беспомощным, как малое дитя, требовал, чтобы кормили его с ложки, становился неопрятным, терял навыки), в военное время, наоборот, психика маленького ребенка нередко приобретала черты зрелости. Имела место рассудительность, уменье себя сдерживать и управлять своим поведением в рамках, не свойственных маленькому ребенку. В дни оккупации возникала необычная для детей этого возраста способность психической переработки травмирующих раздражителей. Дети 5—6 лет успокаивают плачущих сестренок и братишек, чтобы спасти их от злобы оккупантов; терпя голод, отказываются, несмотря на советы матерей, попросить хлеба у фашистов, отвечая, что это ни к чему не приведет, и т. д.

По словам одной матери, ребенок в 7 лет производил по своим высказываниям впечатление 20-летнего. По-видимому, вся обстановка горя и ужаса, напряженный не-

прерывный страх перед нависшей опасностью являлись факторами, выработавшими недетскую способность диф-ференцировки и торможения своих реакций и наложившими на психику ребенка след большого жизненного опыта.

Приведем иллюстрацию реактивных состояний у детей младшего возраста.

Нина И., 8 лет. Все члены семьи здоровы. Роды ребенком были трудные. Развитие нормальное. В трехлетнем возрасте перенесла травму головы, 6 лет — корь в тяжелой форме, 2 дня была в бессознательном состоянии. В возрасте 4 лет, когда во время эвакуации вблизи разорвалась бомба, по словам матери, «сделалась, как прут, неподвижной». Долго после этого заикалась. В пятилетнем возрасте попала в оккупацию. Сильно голодала, была неоднократно свидетельницей расправ фашистов с советскими гражданами. Девочка сделалась вялой, малоподвижной, ей часто снились фашисты, В 7 лет была направлена в детское отделение института. Много говорила на тему об оккупации: «Стою, дрожу, а плакать нельзя было — ругали». Рассказывает, что иногда, даже днем, ей мерещатся фашисты. Плохо спала, была рассеяна на классных занятиях. Выписана с улучшением. Вторично поступила в возрасте 11 лет. Учится в школе; жалобы на рассеянность, снижение памяти, раздражительность (в гневе все разбрасывает).

Из беседы с девочкой выясняется, что она плохо спит, во сне видит все события дня. Недавно видела сон, как фашист убивал девочку. Учится трудно, не всегда может сосредоточиться на уроке. Плохо запоминает. Сидя на уроках в школе, часто мысленно возвращается к периоду оккупации. «Тогда начинает болеть голова, — говорит девочка, — и я вся трясусь, и меня от всего отбивает». Дома девочка боится оставаться одна в комнате. Оказывается, что мать часто вспоминает период оккупации. Девочка в этих случаях всегда просит ее замолчать. В соматическом статусе больной отклонений от нормы нет.

В данном случае на протяжении 6 лет держится реактивное состояние, которое возникло под влиянием ряда шоковых раздражителей и перманентно действующей травмирующей ситуации. Очаг раздражения большой интенсивности дал вокруг себя длительное состояние торможения. Следовое раздражение держится и по настоящее время. Это клинически выражается в том, что время от времени в сознании всплывают сцены оккупации, и в том, что во сне она видит, как фашист убивает девочку. В это время происходит иррадиация раздражительного процесса (головная боль) и вокруг распространяется процесс торможения в силу индукции, в результате чего ребенка «отбивает от всего». Следовое раздражение от бывшего «больного пункта» поддерживается постоянными разговорами матери об оккупации. Иногда, по-видимому, имеет место прорыв блокады торможения («в гневе все разбрасывает, стала раздражительной»).

Шоковые состояния, естественно, встречаются и в мирное время.

Маня В., 2 лет. Ребенок по поводу рахита был направлен на горное солнце (кварцевая лампа). Когда на него стали надевать большие черные очки, он закричал и внезапно застыл с выражением страха на лице, с открытым ртом и судорожно сжатыми мышцами, с обильно текущей слюной. С тех пор 2—3 раза в день (обычно в момент недовольства) ребенок впадает в такое состояние: мышцы, открывающие рот, судорожно напряжены, рот открыт, течет слюна. Такое состояние удерживается от нескольких минут до 2 часов.

Одновременно с появлением «застываний» отмечается анорек-сия. Психическое развитие соответствует возрасту. Соматическое состояние, кроме рахита, отклонений от нормы не представляет.

Здесь мы видим явления запредельного торможения с возбуждением в силу индукции вегетативной системы (саливация). В дальнейшем аналогичное состояние возникает в моменты аффективного торможения, по-видимому, по условнорефлекторному механизму.

К. Зингер (К. Singer) высказывал ту точку зрения, что хотя мозг в раннем возрасте обладает повышенной возбудимостью, ребенок легче справляется с действием травмирующего раздражителя. У маленького ребенка реакция идет по пути рефлекторного разряда, без психической переработки травмировавшего фактора. Дети реагируют скорее на побочные обстоятельства, чем на главный, угрожающий момент. Во время землетрясения в Крыму детей забавлял и отвлекал от происходящего вокруг вид сандалий «бегущих» от подземного толчка (во время ночевки вне дома), но когда взрослые, сознававшие опасность, кричали и волновались, — пугались и плакали дети. То же можно было видеть в бомбоубежищах во время Великой Отечественной войны. Там, где у взрослых было достаточно выдержки, — вели себя спокойно и дети.

Постепенно следовые раздражения от перенесенной острой психической травмы бледнеют, торможение уменьшается (нередко некоторое время имеет место рас-торможенность поведения) и ребенок возвращается к норме. Исключение составляют те случаи, когда реактивное состояние возникает под влиянием раздражителя

чрезвычайной силы (травмы военного времени, суммировавшиеся с соматогенными факторами) либо развивается у детей с церебральной недостаточностью (перенесших внутриутробную интоксикацию, родовую травму, инфекции с осложнением на центральную нервную систему и т. д.).

Структура реактивных состояний шокового характера у детей первого школьного возраста — 7—12 лет

Реактивные острые состояния протекают в эти годы с менее выраженным сомато-вегетативным синдромом. Расстройство сна, страхи здесь менее интенсивны, чем в младшем возрасте, не так часто встречаются и гиперки-незы. Значительно чаще можно слышать жалобы на головные боли (возможно, впрочем, что здесь играет роль то, что дети раннего возраста вообще редко жалуются на головную боль). Снижение в школьном (первом) возрасте интенсивности симптоматики, связанной с диэн-цефальной частью мозга, объясняется, видимо, в эти годы сравнительно меньшим удельным весом этой части мозга. Реже встречается мутизм и заикание, так как функция речи у детей в этом возрасте уже давно установилась и нарушения ее происходят не так легко. Реже наблюдается и возвращение к оставленным привычкам (сосание пальцев, раскачивание).

Психомоторное торможение, составлявшее основной фон реактивного состояния у детей младшего возраста, выступает и здесь, но менее интенсивно. Зато подавленность и тоска занимают в эти годы гораздо большее место. Негативизм, столь яркий во второй фазе реактивного состояния, уже отходит на второй план (растормажива-ние здесь также менее интенсивно, зато повышенная раздражительность встречается часто). Впервые появляются развернутые ипохондрические переживания («подавилась костью», «горло давит», «осколок стекла во время воздушного нападения вошел в ногу, дойдет до сердца»), боязнь смерти. Может отмечаться пуэрилизм. Так, ребенок 12 лет просит мать купить ему петушок-леденец; получив его, возится с ним, кладет к себе под подушку, говорит с детскими интонациями.

Мы видели и в этом возрасте не по годам взрослое поведение в период Великой Отечественной войны, но здесь контраст между поведением и возрастом не выступал так ярко, ибо дети были уже способны к психической переработке травмирующей ситуации.

Миша X., 9 лет. Мальчик плаксив, раздражителен, шумлив. Часто громко и звонко кричит. В лице живая смена вазомоторов: то бледнеет, то краснеет. Ребенок развивался нормально. В 5½ лет перенес дифтерию. В возрасте 8 лет пережил в Ашхабаде землетрясение. Находился в погребе, получил ушибы тела доской. Когда его извлекли из-под развалин, все тело его было в кровоподтеках. Потери сознания, рвоты, головной боли (признаков сотрясения мозга) ни в этот день, ни в последующие дни не было. Ребенок был бледен, дрожал, ничего не говорил. На другой день начал говорить, заикаясь. Видел много мертвых. Ходил целую неделю, «как пришибленный». Во время последующих толчков и гула пугался, спешил на улицу. Опасался гвоздей, остерегался поранить себя и получить заражение крови. В последующие недели угнетен, тосклив. Снизилась память. На окружающих производил впечатление «тупого». В следующий класс перешел уже после отъезда из Ашхабада. Боялся гула, громких звуков, высоких комнат и стен. Появилось навязчивое желание извлекать звуки, например, стучать крышкой кастрюли.

Ребенок заторможен и в настоящее время отвечает, как бы преодолевая большое сопротивление.

Шоковый раздражитель, вызвавший испуг, дал явления запредельного торможения с индукцией на нижележащие нервной системы отделы (тремор, побледнение). На фоне продолжающегося торможения появилась навязчивость. Следовое раздражение оживлялось каждый раз в случаях наличия сходных раздражителей (гул, шум); появилась навязчивая потребность извлекать громкие звуки.

Течение острого реактивного состояния у детей 7—12 лет мало чем отличается от такого состояния у детей младшего возраста. Постепенно следовые раздражения становятся бледнее и дети возвращаются к норме.

Структура шокового реактивного состояния у подростков (12—16 лет)

При анализе клинической картины обращает на себя внимание тот факт, что в этой группе детей вновь нарастает процент вегетативных проявлений, приближаясь к таковому группы детей младшего возраста. При этом сосудистый компонент выражен очень отчетливо. Наблюдаются обморочные состояния, учащаются головные боли и головокружения, имеют место судорожные сосудисто-вегетативные припадки. Вновь увеличивается частота тиков.

Учащение вазо-вегетативных проявлений должно быть поставлено здесь в явную связь с особенностями пубертатного и препубертатного возраста. Вегетативная система в этой возрастной фазе чрезвычайно лабильна и возбудима — отсюда увеличение числа и интенсивности вегетативных проявлений.

Сосудистая неустойчивость подростков, как известно, очень велика.

Многие авторы (А. М. Гельфант, Н. Д. Шредер, Н. Г. Кляцкина и др.) сходятся на том, что в подростковом возрасте выявляется целый ряд транзиторных сосудистых нарушений (головные боли, головокружения, обмороки, тахикардия, преходящая гипертония, болевые ощущения в сердце).

Учащение гиперкинезов может быть связано с тем, что в бурно протекающем пубертатном периоде нарушается регуляция простейших моторных механизмов со стороны высших центров, что ведет к их растормаживанию. В эти годы у подростков иногда отмечается повышенное количество движений, нарушается пластичность, умение владеть движениями и соразмерять их. Отсюда угловатость движений, гримасничанье, плохая координация двигательных актов. Генерализация страхов, редко встречавшаяся и в предшествующей возрастной группе, здесь совсем исчезает. Мутизм почти отсутствует. Заикание также; короче говоря, совсем сходят на нет описанные нами в главе II моносимптомы.

Зато, как правило, снижается темп успеваемости вследствие рассеянности, снижения памяти и инактивно-сти, связанных с торможением. Основным фоном является подавленность и тоска, обусловленные тем, что в эти годы уже в полной мере происходит психическая переработка травмировавшего психику события.

Для второй фазы — растормаживания — характерно почти полное исчезновение негативизма за счет роста возбудимости и раздражительности ребенка. Отрицание факта травмы, иногда встречающееся у детей младшего возраста («не у меня, а у бабушки фашисты унесли игрушки»), сменяется мотивированным отказом от беседы: «Уже забыл; не хочется, неприятно вспоминать».

Следует отметить, что у незначительного числа подростков во второй фазе — растормаживания — иногда наблюдались антисоциальные поступки (агрессия, присвоение чужой собственности и т. д.). Возможно, объяснение кроется в пубертатном кризе, вносящем дисгармонию в поведение подростка,. Следует отметить, что в военное время большое значение имел еще один фактор — пребывание в оккупации, где подростки были свидетелями зверств и террора. Эта обстановка могла наложить в условиях безнадзорности (гибель близких) свой дезорганизующий отпечаток.

Иллюстрацией сказанного могут быть следующие наблюдения.

1.   Валерия В., 16 лет. Девочка вяла, подавлена, всем недовольна. Родилась в асфиксии. Развивалась нормально. В возрасте 4 лет перенесла в тяжелой форме корь, в возрасте 5 лет — малярию. В школу поступила с 7 лет. Учение давалось с трудом. Росла спокойной, общительной, всегда бодро настроенной девочкой. Когда Вале было 13 лет, она пережила сильное потрясение: из милиции доставили убитого бандитами отца. Девочка, по словам матери, сделалась неподвижной, почти не говорила. Как «окаменелая», была на похоронах. В дальнейшем осталась вялой, малоинициативной, подавленной. Без конца говорит о своем отце. Отдалилась от коллектива. Днем сонлива, вечером засыпает плохо, спит мало и тревожно. Часто говорит матери: «Скоро мы, мама, уйдем к папе». Стала значительно хуже учиться. Со стороны внутренних органов, отклонений от нормы нет. Яркий красный дермографизм. Тремор пальцев рук. Интеллект без отклонений от нормы.

Внезапно пережитое потрясение вызвало запредельное торможение — девочка «была, как окаменелая». В настоящее время, спустя 3 года, инертный очаг раздражения еще налицо (мысли девочки фиксированы на отце). В силу индукционных отношений (с «больного очага») держится торможение коры — депрессия. Затяжной характер состояния объясняется как силой травмировавшего раздражителя, так в значительной мере и почвой, на которую упала травма. Известная органическая неполноценность нервной системы — тяжело проте-кавшаяся инфекция в детстве (еще до травмы), затруднение в обучении обусловили инертность «больного пункта».

2. Вася Н., 15½ лет. Мальчик продавал на рынке вещи, унесенные из дому. У матери во время беременности Васей был токсикоз. Родился в срок. Роды нормальные. В возрасте 1 года 6 месяцев перенес корь, долго оставался в бессознательном состоянии. В яслях сосал пальцы, был беспокоен. Во время войны оказался в эва-

куации, где жил с бабушкой. Вернувшись в Москву, очень тяжело пережил извещение о гибели на фронте отца. Вначале был заторможен, угнетен. Очень смущался в школе при вызове к доске. В дальнейшем поведение стало расторможенным, попал под влияние правонарушителей, не захотел учиться и ушел из 4-го класса школы. Окончил ремесленное училище и стал жестянщиком, но через 2 месяца бросил работу. Дома ничего- не делает.

В соматическом статусе нет отклонений от нормы. Живая игра вазомоторов. Цианоз кистей, РОЭ 25 мм в час.

Мальчик держится развязно, но при проявлении внимания к нему подтягивается и смущается. На беседу дает живую эмоциональную реакцию. Период войны вспоминает как тяжелое переживание. Уверяет, что отец жив, ждет его возвращения.

После шокового потрясения подросток дал реакцию торможения, а в дальнейшем вторую фазу — расторма-живание. Эта фаза осложнилась влиянием безнадзорных товарищей; стал позволять себе антисоциальные поступки. Имеется отрицание реальности: считает, что отец жив. Возможно, что первоначально это убеждение было клиническим выражением ультрапарадоксальной фазы, позднее зафиксировавшимся.

Небезынтересным является тот факт, что дети первого школьного и подросткового возраста, попадавшие в военное время в условия большой действенности (связь с партизанским отрядом, разведывание расположения огневых точек, порча военного имущества фашистов), несмотря на трудность и суровость повседневного быта, не давали реактивного состояния, если не считать незначительных симптомов нервного истощения. Здесь безусловно действовали конкурирующие очаги раздражения.

По-видимому, отсутствие всяких конкурирующих очагов раздражения было фактором, обусловившим большую интенсивность «больного пункта» у тех детей, которые пережили травму в условиях вынужденного бездействия. Подтверждением этого служит тот факт, что дети младшего возраста, которые особенно тормозились взрослыми, заболевали в большом проценте случаев. Однако течение болезни у них было более благоприятным и выход из болезни более полным. У старших детей довольно долго удерживалась подавленность.

Детская психика обладает большей способностью к восстановлению.

Дети, пережившие в военные годы пребывание в лагерях смерти, после цепи тяжелейших потрясений давали выраженные реактивные состояния (Р. А. Морген).

Стадия торможения наблюдалась долгие месяцы и достигала большой глубины. В стадии расторможенности дети были двигательно беспокойны, агрессивны, высказывали идеи преследования, обнаруживали яркие вегетативные симптомы. Такое состояние длилось у них недели и месяцы, и все же, как показал катамнез (Р. А. Морген), они достигли в конце концов определенного равновесия.


 

 



 

 

 

Читайте также:

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Пред След

РАЗВИТИЕ НЕПРЕРЫВНОГО МЕДИЦИНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

В Указе Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 598 поставлена задача разработки современной программы повышения квалификации и оценки уровня знаний медицинских работников. В Федеральном законе «Об основах охраны...

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ СЛУЖБЫ СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ В РОССИИ

По состоянию на 2011 г. скорую медицинскую помощь населению оказывали 2940 станций скорой медицинской помощи (247 самостоятельных станций и 2693 станции в составе других учреждений), 49 больниц скорой медицинской помощи...

Проблемы и тенденции развития последипломного медицинского образования в России

Согласно "Концепции развития системы здравоохранения в Российской Федерации до 2020 г.». основные проблемы отечественного медицинского образования (в том числе последипломного): •   несоответствие федеральных государственных образовательных стандартов высшего и среднего профессионального...

ДЕТСКОЕ ПЛАВАНИЕ

ДЕТСКОЕ ПЛАВАНИЕ

Вода Имеет уникальную физическую  И энергетическую структуру. Пребывая В Пей ребенок находится почти В Невесомости. Тренировка в воде прорабатывает подвижность суставов, задействует все группы мышц и развивает вестибулярный аппарат. Незаменимым...

НАРУШЕНИЯ ПОХОДКИ

Походка—это совокупность особенностей позы и движений при ходьбе. Нарушение походки, т. е. нарушение двигательного акта во времени и пространстве, возникает при поражениях опорно-двигательного аппарата и(или) нервной системы. Этиология. Основную роль...

СТАНДАРТЫ ДЛЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МЕДИЦИНСКИХ ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ

Мировое сообщество более полувека занимается вопросами единообразного кодирования медицинских данных (создания медицинских словарей). В течение последних 20 лет активно разрабатывают и формы передаваемых документов, и протоколы обмена между медицинскими информационными...

ОРГАНИЗАЦИЯ СТОМАТОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ И ПОМОЩИ НАСЕЛЕНИЮ

Отечественная стоматология за 130 лет прошла сложный путь развития. За этот период в России осуществлена огромная по масштабам организационная работа, которая позволила поднять полукустарное зубоврачевание до уровня современной медицинской специальности. ...

Современные требования к организации медицинской науки и особенности подготовки научно-пед…

Современные требования к организации медицинской науки и особенности подготовки научно-педагогических кадров в медицинском вузе

Переход здравоохранения на инновационный путь развития - основополагающее положение Концепции развития системы здравоохранения в РФ до 2020 г. -включает комплекс требований к организации медицинской науки. •   Мероприятия развития фундаментальных и...

ОПТИМАЛЬНОЕ СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ОБЩЕСТВЕННЫМИ И ЧАСТНЫМИ РАСХОДАМИ НА ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

Государственные (общественные) источники финансирования здравоохранения — средства бюджетов всех уровней и средства ОМС. Частные источники — взносы населения и работодателей, вносимые в ДМС, и личные средства населения. Средства системы ДМС...

Состояние и деятельность системы здравоохранения РФ

 УПРАВЛЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЕМ ОХРАНА ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ Охрана здоровья населения - важнейшая задача социального государства, предусмотренная Конституцией РФ. Для ее решения необходим комплекс мер различного характера: политических, экономических, правовых, социальных, медицинских, гигиенических,...

ДИНАМИКА ЛЕКАРСТВЕННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ РФ С 2004 ПО 2012 Г

ДИНАМИКА ЛЕКАРСТВЕННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ РФ С 2004 ПО 2012 Г

Следует отметить, что существенные изменения в ЛО населения в амбулаторных условиях произошли в 2005 г., когда началась реализация программы дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО). На рис. 5.10 представлена динамика государственных закупок...

СИМПТОМЫ И СИНДРОМЫ, НАИБОЛЕЕ ЧАСТО ВСТРЕЧАЮЩИЕСЯ У ДЕТЕЙ ПРИ НЕВРОТИЧЕСКИХ И РЕАКТИВНЫХ С…

СИМПТОМЫ И СИНДРОМЫ, НАИБОЛЕЕ ЧАСТО ВСТРЕЧАЮЩИЕСЯ У ДЕТЕЙ ПРИ НЕВРОТИЧЕСКИХ И РЕАКТИВНЫХ СОСТОЯНИЯХ

Для невротических и реактивных состояний детей раннего возраста очень типичны отдельные патологические симптомы и синдромы, формирующиеся в той или иной системе организма (пищеварительной, сердечно-сосудистой, дыхательной, двигательной и т. д.). Мы...

Острицы у взрослых и детей симптомы, лечение, таблетки, народные средства

Острицы у взрослых и детей симптомы, лечение, таблетки, народные средства

Остри́цы (лат. Enterobius) — род нематод из семейства оксиурид[en] (Oxyuridae), паразитирующих в кишечнике человека (или шимпанзе) и вызывающих энтеробиоз. Острицы – это мелкие гельминты белого цвета, которые, попадая к человеку...

ИНЪЕКЦИОННАЯ КОНТРАЦЕПЦИЯ

Метод также довольно прост — введение препарата уколом в толщу мышечной ткани обеспечивает постепенное всасывание с оказанием контрацептивного эффекта. Препараты. На территории России зарегистрирован только один препарат — Депо-Провера (суспензия,...

Дом ребенка

Дом ребенка

Безнадзорность и социальное сиротство продолжают оставаться наиболее тревожными характеристиками современного общества. Потеря семьи — тяжелейшая трагедия в жизни ребенка, которая оставляет глубокий след в его судьбе. Причины социального сиротства: • ...

ОСНОВНЫЕ ВИТАМИНЫ И МИНЕРАЛЬНЫЕ ВЕЩЕСТВА

ОСНОВНЫЕ ВИТАМИНЫ И МИНЕРАЛЬНЫЕ ВЕЩЕСТВА

ВИТАМИНА (РЕТИНОЛ). Дефицит витамина А является третьим по распространенности в мире после дефицита железа и йода. Наиболее хорошо изучена роль витамина А в формировании зрительной функции. Витамин А (ретинол) участвует...

СТРУКТУРА РЕАКТИВНОГО СОСТОЯНИЯ НА РАЗЛИЧНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ЭТАПАХ РЕБЕНКА И ПОДРОСТКА

Многообразные и чрезвычайные по силе раздражители военного времени (воздушное нападение, артиллерийский обстрел во фронтовых полосах, гибель близких на глазах у ребенка, сцены фашистских зверств, зрелища пожаров), обусловили массивность проявлений, глубину...

wume.ru